Диалектное членение русского языка северное наречие

Лингвистическая география, 2008
Диалектное членение русского языка северное наречие. Лингвистическая география, 2008 ярко- зеленые листья яркие и зеленые,.

Содержание
  1. 3.3.1. ДИАЛЕКТНОЕ ЧЛЕНЕНИЕ РУССКОГО ЯЗЫКА
  2. НАРЕЧИЯ и СРЕДНЕРУССКИЕ ГОВОРЫ
  3. ДИАЛЕКТНЫЕ ЗОНЫ
  4. ГРУППЫ ГОВОРОВ
  5. СРЕДНЕРУССКИЕ ГОВОРЫ
  6. ГОВОРЫ «ЦЕНТРА» И «ПЕРИФЕРИИ»
  7. Северные диалекты русского языка примеры
  8. Содержание
  9. Ареал распространения
  10. Лингвистические особенности
  11. История
  12. Фонетика
  13. Лексика
  14. Грамматика
  15. Синтаксис
  16. История изучения наречия
  17. Почему в России все говорят по-разному? Все, что вы должны знать о диалектах русского языка
  18. 1. Современный русский язык – лишь один из диалектов древнерусского языка
  19. 2. В русском языке три основных диалекта
  20. 3. Литературный язык сформировался вокруг политического центра
  21. Северорусское наречие
  22. Содержание
  23. Ареал распространения
  24. Лингвистические особенности
  25. История
  26. Фонетика
  27. Лексика
  28. Грамматика
  29. Синтаксис
  30. История изучения наречия
  31. Северные диалекты русского языка примеры
  32. Войти
  33. Русский язык и его диалекты.Особенности южнорусского наречия. Южная, или Орловская, группа говоров.
  34. Диалекты русского языка
  35. ⓘ Наречия русского языка — основные диалектные величины, размещённые на территории распространения русского языка и разделяющие его на относительно равноценные по ..
  36. 1. Наречия на диалектологических картах русского языка
  37. 1.1. Наречия на диалектологических картах русского языка Диалектологическая карта 1915 года
  38. 1.2. Наречия на диалектологических картах русского языка Диалектологическая карта 1965 года
  39. 2. Этнографические и языковые границы наречий
  40. 3. История образования наречий
  41. 3.1. История образования наречий Образование севернорусского наречия
  42. 4. Области распространения наречий
  43. 4.1. Области распространения наречий Территория говоров раннего формирования
  44. 4.2. Области распространения наречий Территория говоров позднего формирования
  45. 5. Другие типы бинарного членения русского языка
  46. 5.1. Другие типы бинарного членения русского языка Диалектные зоны
  47. 5.2. Другие типы бинарного членения русского языка Говоры центра и периферии
  48. 6. Среднерусские говоры
  49. 7. Диалектные единицы в составе наречий
  50. 8. Состав языковых комплексов наречий
  51. 8.1. Состав языковых комплексов наречий Двучленные диалектные явления
  52. 8.2. Состав языковых комплексов наречий Многочленные диалектные явления
  53. 8.3. Состав языковых комплексов наречий Диминутивное словообразование

Видео:История русского языка лекция Диалектное членение русского языкаСкачать

История русского языка  лекция  Диалектное членение русского языка

3.3.1. ДИАЛЕКТНОЕ ЧЛЕНЕНИЕ РУССКОГО ЯЗЫКА

На карте 2 (впервые опубликована в: [Русская диалектология 1964]; см. также [ДАРЯ 1986: карта IV и ДАРЯ 2004: карта II]) отражено основное диалектное членение русского языка. Карта 3 схематически предствляет диалектные зоны, выделенные в диалектном членении как дополнительные лингвотерриториальные единицы и по другим, чем основное диалектное членение, принципам (см. подробнее в: [Захарова – Орлова 1970: 22 – 24; 82 – 108]).

Структуру диалектного членения русского языка (основного) можно представить в виде следующей схемы:

Диалектное членение русского языка северное наречиеДиалектное членение русского языка северное наречиеДиалектное членение русского языка северное наречиеДиалектное членение русского языка северное наречие

На приведенной схеме полужирным шрифтом выделены группы говоров в отличие от других единиц диалектного членения, которые группами считаться не могут и обозначены как говоры. Для этих единиц не характерны определенные, специфичные именно для них, языковые комплексы, выделяются такие единицы на основе присущих им сочетаний разнодиалектных особенностей.

Схема диалектного членения русского языка К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой в русской диалектологии пользуется заслуженным признанием. Это диалектное членение базируется на диалектных данных, существенно более полных, чем лежащие в основе всех предшествующих ареальных классификаций русских говоров, – оно представляет собой такую ареальную классификацию, в которой единицы деления (территориальные объединения говоров) получены как результат детального анализа русского лингвогеографического ландшафта. Построенная строго в соответствии с принципами лингвистической географии МДШ (см. выше: п. 3.1), эта группировка говоров очень логична и последовательна, обоснования выделившихся в ней единиц диалектного членения убедительны, так как убедителен критерий существенности для диалектного членения разных пучков изоглосс (см. ниже: п. 3.3.3.4).

Основные характеристики единиц диалектного членения русского языка.

Ниже приводятся основные характеристики единиц Диалектного членения русского языка, представленного на схеме 2 и карте 2, и диалектных зон, показанных на карте 3.

НАРЕЧИЯ и СРЕДНЕРУССКИЕ ГОВОРЫ

СЕВЕРНОЕ НАРЕЧИЕ
  1. Полное оканье – различение гласных неверхнего подъема после твердых согласных во всех безударных слогах: а) в 1-м предударном слоге: к[о]рóва, х[о]жý и т.п. – д[а]вáй, вст[а]вáй и т.п.; б) во 2-м предударном слоге: м[о]локó и т.п. – д[а]лекó и т.п.; в) в заударных слогах: в гóр[о]де, гóр[о]д, нáд[о] и т.п. – вы́д[а]но, вы́д[а]л, óкн[а] и т.п.
  2. Заударное ёканье – случаи произношения на месте заударного е гласного [о] перед твердыми согласными и в конечном открытом слоге: пó[л’о], вы́[н’о]с, ó[з’о]ро и т.п.
  3. Гласный [и] (наряду с [е]) перед мягкими согласными в соответствии с фонемой /ê/ перед твердыми согласными как под ударением, так и в первом предударном слоге: в л[и́]се, б[́и́]ленькой, зв[и]рьё, б[и]лéть и т.п.
  4. Звонкая задненебная согласная фонема в сильной и слабой позиции: [г] в сильной позиции – [к] в слабой: но[г]á – но[к], бере[г]ýсь – берё[к]ся и т.п.
  5. Твердые губные согласные в соответствии с мягкими на конце слова: гóлу[п], кро[ф] или кро[w], се[м] и т.п.
  6. Отсутствие j в интервокальном положении и стяжение гласных (чаще всего сосуществование этих явлений): а) в формах глаголов с сочетанием аjе: дéл[аэ]т, дéл[аа]т, дéл[а]т и т.п.; зн[áэ]т, зн[áа]т, зн[а]т и т.п.; значительно реже – с сочетаниями éйе: ум[éэ]т, ум[é]т и т.п.; единично – с сочетанием óйе: м[óэ]т, м[о]т и т.п. б) в формах прилаг. с ударенными и безударными окончаниями =айа, =уйу, =ойе, =ыйе: нóв[аа], нóв[а] и т.п.; молод[áа], молод[á] и т.п.; нóв[уу], нóв[у] и т.п.; молод[ýу], молод[ý] и т.п.; нóв[оо], нóв[ó] и т.п., молод[óо], молод[ó] и т.п.; молод[ы́], нóв[ы] и т.п.
  7. Произношение [мм] на месте [бм]: о[мм]áн, о[мм]éрял и т.п.
  8. Конечный [с] в соответствии с [ст]: мо[с], хво[с] и т.п.
  1. Формы ед.ч. сущ. муж.р. с суфф. =ушк=, =ишк= по II скл.: дéдушко, дéдушка, дéдушку и т.д.; мальчúшко, мальчúшка, мальчúшку и т.д.
  2. Названия ягод, образованные с суфф. =иц: землянúца, бруснúца и т.п.
  3. Форма на И.п. мн.ч. сущ. ср.р. с основой на парный твердый согласный: пя´тн[á], óкн[а] и т.п.
  4. Форма И.п. мн.ч. сущ. волк, вор, орех с ударением на основе: вóлки, вóры, орéхи
  5. Принадлежность к ср.р. и образование с суфф.=атк= сущ., обозначающих молодые существа: цыпля́тк[о], робя́тк[о] и т.п. и образование форм мн.ч. от той же основы с неударенным окончанием : И.п. мн.ч. – цыпля́тк[а], робя́тк[а] и т.п.
  6. Общая форма Д. и Т. пп. мн.ч. сущ. и прилаг.: с пусты́м вёдрам – к пусты́м вёдрам и т.п.
  7. Различение окончаний в формах Р. – В. и Д. – П. пп. ед.ч. личных местоим. и возврат. и совпадение основ при образовании всех этих форм у местоим. 2-го л. и возврат.: Р. – В. меня́, тебя́, себя́; Д. – П. мне (возможно и менé), тебé, себé.
  8. [Т] в окончаниях 3-го л. глаголов: несё[т], несý[т], знáе[т], знáю[т], спи[т], спя[т], нóси[т], нóся[т] и т.п.
  9. Различение гласных в безударных окончаниях глаголов наст. вр. 3 л. мн.ч. I и II спряж.: пúш[у]т, дéлай[у]т – ды́ш[а]т, нó[с’а]т и т.п.
  10. Возможность употребления личных форм ед. и мн.ч. с ударением на окончании у глаголов II спряж., исконно имевших ударение на окончании, например, у таких, как солúть, бранúть, дарúть, варúть, катúть, валúть: дарúшь, дарúт, дарúм и под.
  11. Грамматически согласуемые постпозитивные частицы: =от, =та, =ту, =те или =от, =та, =ту, =ты, =ти: дóм-от, избá-та, дóску-ту, мужикú-те или мужикú-ты или мужикú-ти.

Распространены слова: квашня́, квашóнка ‘посуда для приготовления теста’; ковш, кóвшик ‘сосуд, которым черпают воду’; крúнка ‘посуда определенной формы для хранения молока’; сковорóдник ‘приспособление для вынимания сковороды из печи’; ухвáт ‘приспособление для доставания горшков из печи’; зы́бка ‘колыбель, подвешиваемая к потолку’; перéдник (как в литерат.); кафтáн ‘мужская одежда определенного покроя’; орáть и пахáть ‘пахать’; боронúть, бороновáть (как в литерат.); óзимь, óзима ‘всходы ржи’; суслóн ‘малая укладка снопов’; завóр, провóр ‘жердь, закрывающая проезд или ворота; проезд в изгороди’; су̀я́гная, суя́ная, суя́нная ‘суягная (об овце) и ягнúлась, объягнúлась, янúлась ‘ягнилась’ (об овце); берёжая и жерёбая ‘жерёбая’ (о лошади); лáет (о собаке); погóда ‘плохая погода’; брéзговать (как в литерат.); хоровóд, коровóд ‘хоровод’; петь (как в литерат.); льдúны (как в литерат.).

ЮЖНОЕ НАРЕЧИЕ
  1. Различные типы неразличения гласных неверхнего подъема после твердых и мягких согласных во всех безударных слогах.
  2. Произношение словоформ прош. вр. муж.р. тряс и запряг с ударенным гласным о:т [р’о]с, зап[р’ó]г.
  3. Звонкая задненебная согласная фонема в сильной и слабой позиции: [g] в сильной – [х] в слабой: но[g]á– но[х], бере[g]ý– берё[х]ся и т.п.
  4. Конечные сочетания [ст], [с’т’]: мо[ст], хво[ст] и т.п., го[с’т’], гво[с’т’] и т.п.
  5. Особенности в произношении отдельных слов: п[а]шенúца или п[ъ]шенúца (с вставным гласным); [р]ы́га (с твердым [р]); нут[р’]ó (с мягким [р’]); ко[g]дá, кодá (вместо ко[г]дá); идé, йдé, ийдé, де (‘где’) наряду с [g]де.
  1. Окончание =/ в форме Р.п. ед.ч. сущ. жен.р. с твердой основой, оканчивающихся на =а (наиболее регулярно при предлоге у): у жен[é], с рабó[т’и] и т.п.
  2. Склонение слова путь, относящегося к муж.р., по типу продуктивного склонения сущ. муж.р.: путь, путя́, путю́ и т.д.
  3. Безударное окончание И.п. мн.ч. сущ. ср.р. с твердой основой: пя́тн[ы], óкн[ы] и т.п.
  4. Форма И.п. мн.ч. сущ. волк, вор, орех с ударением на окончании: волкú, воры́, орехú.
  5. Словоформа воротá – И.п.мн.ч.).
  6. Различение форм Д. и П. пп. мн.ч. сущ. и прилаг.: с пусты́ми вёдрами – к пусты́м вёдрам и т.п.
  7. Формы личного и возврат. местоим. с окончанием во всех формах и с различением основ Р., В. – Д., П. пп.: Р., В. ед.ч. – менé, тебé (или тобé), себé (или собé); Д., П. – мне (реже менé), тобé, собé.
  8. Конечный =[т’] (при его наличии) в форме 3-го л. глаголов наст. вр. ед. и мн.ч.: везё[т’], везý[т’] и т.п.; нóси[т’], нóся[т’] и т.п.
  9. Совпадение безударных окончаний 3 л. мн.ч. глаголов I и II спряж. – только =ут: пúш[у]т, дéла[йу]т, ды́ш[у]т, нó[с’у]т и т.п.
  10. Личные формы и форма повелит. накл. глагола лечь, образованные от основы ляж=: ля́ [ж]у, ля́[ж]ешь, ля́ [ж]ут и ляж.
  11. Инфинитив типа несть, плесть (в соответствии с нестú, плестú), итúть, идúть, а также типа печь, сечь, стерéчь у глаголов с основой на задненёбный согласный.

Распространены слова: дежá, дéжка ‘посуда для приготовление теста’; чáпля, цáпля, чáпельник и под. с корнем чап (цап) ‘приспособление для доставания сковороды из печи’; корéц, кóрчик ‘сосуд, которым черпают воду’; лю́лька ‘колыбель, подвешиваемая к потолку’; зипýн ‘мужская верхняя одежда кафтанного покроя’; пахáть (обозначает процесс пахоты); зéлени, зеленя´, зель ‘всходы ржи’; ток ‘площадка для молотьбы’; цеп ‘орудие, которым обмолачивают хлеб’; брать ‘теребить’ (о льне); кóтная, скóтная, сукóтная, сукóтая `суягная` (об овце) и окотúлась ‘оягнилась’ (об овце); жерёбая, жерёбаная, сужеребая, сужерёбна ‘жерёбая’; брéшет ‘лает’ (о собаке); погóда ‘хорошая погода’; грéбовать ‘брезговать’; корогóд, курогóд ‘хоровод’.

ДИАЛЕКТНЫЕ ЗОНЫ

Западная диалектная зона
  1. Ударение на первом слоге у прилаг. седьмой, шестой: [с’ó]мой, [шó]стой.
  2. Формы местоим. 3 л. с начальной фонемой /j/: йон, йенá, йенó, йены́оны́).
  3. Форма местоим. 3 л. мн.ч. с окончанием ´: йены́, оны́.
  4. Наличие /j/ в основе форм указат. местоим.: тáйа, тýйу, тóйе, ты́йе.
  5. Конструкции с предлогом с или з типа приéхал з гóрода, вы́ез с я́мы в соответствии с конструкциями с предлогом из.
  6. Дееприч. в функции сказуемого: все ушóвши, я еще не éмши и т.п.
  7. Слова: лемешú, омешú ‘сошники у сохи’; пýто ‘ремешок, соединяющий части цепа’.
Северная диалектная зона
  1. Мягкие согласные [н’], [с’] у прилаг. с суфф. =ск=: жé[н’]ский, рý[с’]кий и т.п.
  2. Склонение сущ. соснá с постоянным ударением на основе: сóсна, сóсны, сóсну и т.д.
  3. Словоформа свекрóвка.
  4. Словоформа деревён – Р.п. мн.ч. от дерéвня.
  5. Конструкции из инфинитива (реже из спрягаемых форм глагола) и прямого дополнения в форме И.п. ед.ч. сущ. жен.р. с окончанием =а: косúтьтравá и т.п.
  6. Безличные предложения с главным членом – страдат. прич. и дополнением в форме В.п. ед.ч. сущ.: всю картóшку съéдено и т.п.
  7. Конструкции с частицей да в конце предложения: у меня в Ленинграде живет сын да, дочь да; брат дров навозил да и т.п.
  8. Сочетание предлога мимо с В.п. сущ.: идтú мúмо деревню, мимо огорóды и т.п.
  9. Форма Р.п. имени при главном члене, являющемся спрягаемой формой глагола быть: у нас всякого каменья есть, дождя сегодня было здесь и т.п.
  10. Слова: пахáть ‘подметать пол’; рогáль ‘ручки и оголовье сохи’; жúто ‘ячмень’; ципля́тница, циплятýха, циплятúха и парýха, парýнья ‘наседка’; мурáшки, мурашú ‘муравьи’; вы́шка ‘чердак’; выть ‘время еды или промежуток от одной еды до другой, или время отдыха’; баскóй, бáский, баскó, басá ‘красивый’, ‘красиво’, ‘красота’.
Северо-западная диалектная зона
  1. Слова со вторым полногласием: вéрех или верёх, стóлоб или столóб, кóром, сéреп, гóроб.
  2. Различение твердых /ч/ и /ц/: [ч]áшка – [ц]еп и т.п.; изредка твердое цоканье: [ц]áшка – [ц]еп и т.п.; следы цоканья – в форме дееприч. ушóццы.
  3. Удвоенный согласный [нн], [н’н’] в соответствии с дн: [нн]о, бé[нн]ый, ро[н’н’]á и т.п.
  4. Форма Д. – П. пп. ед.ч. с окончанием =и (=ы) у сущ. жен.р. на с твердой и мягкой основой: к вод[ы́], на земл[и́] и т.п.
  5. Словоформы И.п. мн.ч. глáзы, сы́ны.
  6. Формы В.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. йу, йейý, йонý, онý или форма всех косв. п.п. йей.
  7. Форма И.п. мн.ч. местоим. весь – вси.
  8. Форма 3 л. ед.ч. глаголов без конечного : он идё, несё, пúша, сидú, вúдя, нóся и т.п.
  9. Формы глагола бытьйéсте, йестé, йе.
  10. Ударение на основе в форме глаголов прош. вр. жен.р.: брáла, звáла, ткáла, врáла, спáла и т.п.
  11. Инфинитив типа несть, везть и т.п.; иттúть, итúть; от основ на задненебный согласный типа печь, сечь, беречь и т.п.
  12. Возвратная частица =си в формах глаголов наст. вр. после согласной шумóешьси и т.п. и частиц =си, =сы в прош. вр. после согласного лбоя́л[си], боя́л[сы] и т.п.
  13. Страдательно-безличный оборот с субъектом действия, выраженным сочетанием предлога у с именем в Р.п. ед.ч. типа у меня воды́ принéсено.
  14. Слова: корéц – кóрчик и ковш – кóвшик; присóх, присóшник ‘палица у сохи’; прúвязь, прúуз ‘цеп’; бáбка ‘малая вертикальная укладка снопов’; лоньшáк, лоньшúна, лошáк ‘жеребёнок по второму году’; упря́жка ‘период работы без перерыва’; позём ‘навоз’; баркáн ‘морковь’; таскáть ‘теребить’ (о льне); петýн ‘петух’; изгорóда ‘определенный вид изгороди’.
Северо-восточная диалектная зона
  1. Форма И.п. мн.ч. местоим. 3 л. онé.
  2. Ударение на конечном гласном в форме 2 л. мн.ч. наст. вр. глаголов с постоянным ударением на оконечании: несе[тé] или несе[т’ó] и т.п.
  3. Форма инфинитива на =ти глаголов типа нестú, везтú, идтú; типа клáсти, ходúти; форма инфинитива с кончным ударенным от основ на заднеязычный согласный: печú, стеречú и т.п. или пекчú, пектú, стерегчú, стерегтú и т.п.
  4. Употребление предлога по с В.п. неодуш. и одуш. сущ. в конструкциях с целевым значением: пошел по бабушку, по врача, пошел по орехи, пошел по топор и т.п.
  5. Слова: мост ‘сени’; огорóд ‘изгородь’; бóльно ‘очень’; пестéрь ‘приспособление для переноски тяжестей’; молотúло ‘цеп’; ýповод ‘период работы без перерыва’; хоровóд.
Южная диалектная зона
  1. Различные типы диссимилятивного, умеренно-диссимилятивного, ассимилятивно-диссимилятивного яканья.
  2. Ударенный гласный [é] в формах (во всех или в части из них) глаголов I спряж.: нес[é]шь, нес[é]т, нес[ó]м, нес[é]те или нес[é]шь, нес[é]т, нес[é]м, нес[é]те и т.п.
  3. Окончание =ого Р.п. ед.ч. муж.р. у прилаг. и местоим.: нóво[g]о, мойе[g]ó и т.п.
  4. Форма В.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. йейé.
  5. Слова: зипýн ‘мужская одежда кафтанного покроя’; горóд ‘огород’; буря́к ‘свёкла’; кры́ги, крúги ‘льдины’.
Юго-западная диалектная зона
  1. Различные типы диссимилятивного аканья и диссимилятивного яканья..
  2. Лабиализованный гласный на месте о и а в 1-м предударном слоге: л[у]пáта, л[у]мáет, поп[у]лáм, рук[у]вá и т.п.
  3. Протетический гласный 1-го предударного слога перед начальным сочетанием сонорного с последующим согласным: иржы́, ильнý, или аржы́, альнý и т.п.
  4. Гласный [ы] или [е] в основе форм наст. вр. глаголов рыть, мыть: р[ы́]ю, м[ы´]ю или р[э́]ю, м[э́]ю и т.д.; слово ш[ы́]я ‘шея’.
  5. Протетический в перед начальными о и у: [вó]сень, [вý]тка и т.п.
  6. В соответствии с /в/ губные спиранты [ў], [w] на конце слова и слога: дро[w], лá[w]ка или дро[ў], лá[ў]ка и т.п.; возможно [у] в начале слова: [у]нýк, [у] дóме и т.п.; случаи замены предлога у, а также гласного у в начале слова согласным в: [в] нас, [в] сестры́, [в]чúтель и т.п.
  7. Согласные [х], [хв] в соответствии с [ф]: тор[х], [Хв’]илúпп и т.п.; согласный [ф] в соответствии с [хв]: [ф]ост, [ф]óя и т.п.
  8. Твердые губные в соответствии с мягкими на конце слова: кро[в], остá[в] или кро[w], остá[w] или кро[ў], остá[ў] и т.п.
  9. Долгие согласные в соответствии с сочетаниями согласных с /j/: сви[н’н’]я, плá[т’т’]е и т.п.
  10. Особенности в произношении отдельных слов: [и]пя́ть ‘опять’, л[é]жа, од[é]жа, д[é]шево, леп[é]шка; кр[ы]шúть, др[ы]жáть, реже в кр[ы]вú, прогл[ы]чý.
  11. Чередование /е/ – /о/ в формах глаголов наст. вр. I спряж. с ударением на тематическом гласном: не[с’é]шь, не[сé]т, не[с’ó]м, не[с’é]те и т.п.
  12. Чередование /е/ – /и/ в инфинитиве и наст. вр. глаголов II спряж. с шипящим согласным или ч в основе: крич[é]ть, дыш[é]ть (крич[é]л, дыш[é]л) – крич[и́]шь, ды́ш[и]шь и т.п.
  13. Ударение на окончании во всей парадигме склонения сущ. с подвижным ударением (типа рукá, боронá): рукá, рукú, рукé, рукý и т.д. и т.п..
  14. Форма П.п. ед.ч. с окончанием ударенным и безударным как одуш., так и неодуш. сущ. муж.р.: на быкý, при помéщику, на стóлику и т.п.
  15. Сущ. мáтка ‘мать’, дочкá ‘дочь’.
  16. Словоформы И.п. мн.ч. цыпленя́та; сыны́; глáзы.
  17. Словоформы И.п. мн.ч. рукавы́ и рукáвы; домы́ и дóмы; берегú и бéреги; зятú и зя́ти; бокú и бóки; лугú и лýги, сыны́ и сы́ны, браты́ и брáты, а также глазы́.
  18. Форма Р.п. ед.ч. прилаг. и указат. местоим. жен.р. на =ей: у плохэ́й, у пло[х’é]й, у молодэ́й, у тэ́й, у [т’é]й и т.п., а также форма на =ей косв. п.п. ед.ч. слова одна: у однэ́й, у од[н’é]й, к однэ́й, в од[н’é]й.
  19. Ударение на основе в формах Р. и Д. п.п. отрицат. местоим.: никóго, ничóго; никóму, ничóму.
  20. Ударение на основе в форме глаголов прош. вр. жен.р.: брáла, звáла, ткáла, врáла. спáла и т.п., а также по[м’ó]рла; в форме ед.ч. прош. вр. глагола начáть – начáл.
  21. Инфинитив идúть.
  22. Словоформы йо, йось (наст. вр. от глагола быть).
  23. Местоим. кто вместо что: когó ты накопáл (о картошке) и т.п.
  24. Слова: мóрква ‘морковь’; прáльник, прáник, прáнник, прáйник ‘валек для выколачивания белья’; цепúлина, цепéлина, цепúльня ‘ручка цепа’; бич, óбич, бúчик, битéц ‘бьющая часть цепа’; лемешú ‘сошники у сохи’; скородúть ‘бороновать’; волнá, вóлна ‘овечья шерсть’; жерёбная ‘жерёбая’ (о лошади); кóтная ‘суягная’ (об овце); дýже, дýжо ‘очень’; толокá ‘коллективная помощь в сельскохозяйственной работе’.
Юго-восточная диалектная зона
  1. Возможность совпадения /е/, /а/ и /и/ в гласном [а] в заударном слоге после мягких согласных перед твердыми: дé[н’а]г – мé[с’а]ц – брó[с’а]л и т.п.
  2. Ударенный [ó] (реже [é]) в формах мн.ч. сущ. пятно: [п’ó]тна ([п’é]тна), [п’ó]тнами и т.д.
  3. Ударенный гласный [é] во всей парадигме глаголов I спряж.: нес[é]шь, нес[é]т, нес[é]м, нес[é]те и т.п.
  4. Ударенный гласный [ó] в формах наст.вр. глагола тащить: т[ó]щишь, т[ó]щим и т.д..
  5. Ударенный гласный [ó] в форме И.п. мн.ч. сущ скамьяскóмьи.
  6. Личные формы глагола ловить, образованные от основы лав=: лáвишь, лáвит и т.д.
  7. Ассимилятивное прогрессивное смягчение к после парных мягких согласных и /j/: Вá[н’к’а], дóч[к‘а], ча[йк’ý] и т.п.
  8. Ассимилятивное смягчение губных согласных перед мягкими заднеязычыми: дé[ф’к’]и, мá[м’к’]и и т.п.
  9. Особенности в произношении отдельных слов: стá[р’]ший, комá[р’], г[ры]б; [па]шенó, [са]морóдина (со вставными гласными [а] или [ъ]).
  10. В.п. ед. ч. сущ. мать, дочь – мáтерю, дóчерю.
  11. Форма И.п. мн.ч. с ударенным окончанием у сущ. жен.р. с основой на мягкий согласный: деревня́, лошадя́, площадя́, печá, дверя́, шинеля́, зеленя́ и т.п.
  12. Окончание =ов Р.п. мн.ч. сущ. жен.р. с окончанием =а, имеющих как твердую, так и мягкую основу: бáбушков, пáшнев, дерéвнев и т.п.
  13. Мягкий заднеязычный согласный основы сущ. в форме Т.п. мн.ч.: ýт[к’и]ми, дéнь[г’и]ми и т.п.
  14. Согласование с сущ. ср. р., имеющими ударенное окончание , прилаг. и местоим. жен.р.: какáя молокó, большáя селó, худáя ведрó и т.п.
  15. Ударенное окончание =[ýйа] в В.п. ед. ч. у прилаг. жен.р.: молод[ýйа] женý и т.п.
  16. Краткие предикативные прилаг. с мягкой основой сы́ти, рáди.
  17. Форма И.п. мн.ч. местоим. 3 л. – онú.
  18. Основа без /л’/ в формах не 1-го л. наст. вр. глаголов типа сы́пать, дремáть: сы́ [пл’]усы́ [п’]ешь и т.д.; дре [мл’]ý – дрé[м’]ешь и т.д.
  19. Частица =си после согласных л и ш в возвратных формах глаголов: умы́лси, боúшьси и т.п.
  20. Дееприч. прош.вр. с суфф. =мши: разýмши т п.
  21. Слова: махóтка ‘глиняный горшок (различной формы) для молока’; чáпля ‘сковородник’; зеленя́ ‘всходы ржи’; крестéц, хрестéц, крест, хрест ‘малая укладка снопов’; одóнье, одóнок ‘большая укладка снопов’; палúца ‘соответствующая часть сохи’; стрыгýнстригýн, стригáн ‘жеребенок по второму году’.

ГРУППЫ ГОВОРОВ

ГРУППЫ ГОВОРОВ СЕВЕРНОГО НАРЕЧИЯ
Ладого-Тихвинская группа

Говоры этой группы сочетают в себе черты Северного наречия и некоторые черты Западной, Северо-западной и Северной диалектных зон. Выделяют данную группу следующие особенности:

  1. Произношение [и] на месте под ударением не только перед мягкими, но и перед твердыми согласными: [в’и́]тер, [м’и́]сяц и т.п. и х[л’и́]ба, [д’и́]ло и т.п.
  2. Произношение [и] на месте в ударенных и безударных флексиях и на конце слова – у сущ. II скл. в П.п. ед.ч.: на стол[и́], на кон[и́], при отц[и́], в дéл[и] и т.п.; в Д. и П. пп. личного и возвратного местоимений: мн[и], теб[и́], себ[и́]; в форме вопросительного местоимения гд[и]; в форме И.п. мн.ч. указательного местоимения тот – т[и] (или т[ы]).
  3. Системы различения гласных неверхнего подъема /о/ – /е/– /а/ в первом предударном слоге после мягких согласных с [и] на месте : 1) перед твердыми согласными [е] или [о] – [и] – [а] ([н’е]сý или [н’о] – [р’и]кáп[р’а]дý); перед мягкими – [е] – [и] – [а] ([н’е]с’ú – в [р’и]кé – п[р’а]дú); 2) перед твердыми согласными [о] – [и] – [а] ([н’о]сý – [р’и]кá – п[р’а]дý); перед мягкими – [и] – [и]– [а] ([н’и]сú –в [р’и]кé –п[р’а]дú).
  4. Согласуемая постпозитивная частица: дóм-от, избá та, окнó-то, бáбу-ту, сёлы-ты и т.п.
  5. Полногласные формы слов: стóлоб или столóб, вóрог, кóром, сéреп, гóроб.
  6. Словоформа крестья́ны – И п. мн.ч.
  7. В.п. ед.ч. местоим. 3 л. ед.ч. жен.р. йей, йейý.
  8. Местоимения 3 л. йон, йонá, йоны́ наряду с он, онá, оны́.
  9. Форма 3 л. ед. ч. глаголов без конечного т: он нóси, они нóся; он лежú, они лежá; она игрáе, они игрáю; он пáше и т.п., кроме формы мн.ч. с безударным окончанием (они пáшут, а не пáшу).
  10. Тематический гласный [é] и [ó] в формах 3 л.ед.ч. и 1 л.мн.ч. глаголов I спряж.: он не[с’é] и не[с’ó], не[с’é]м и не[с’ó]м и т.п.
  11. Слова: палúца ‘валек для выколачивания белья’; омешú ‘сошники у сохи’; косовúще, косьёвище ‘деревянная часть косы’.
Вологодская группа

Говоры этой группы сочетают в себе черты Северного наречия, Северной и Северо-восточной диалектных зон. Выделяют данную группу следующие особенности:

  1. В отдельных говорах отмечена семифонемная система гласных с /е/ и /ê/, /о/ и /ô/.
  2. Гласный [е] в соответствии с /а/ между мягкими согласными под ударением (дн[é]ми, гул[é]ли, н[é]ня и т.п.) и без ударения (пр[е]дú, гл[е]дúм и т.п.).
  3. Гласный [и] на месте *ѣ перед мягкими согласными под ударением : (в[и́]тер, л[и́]сом и т.п.) и без ударения (р[и]кú, в л[и]сý и т.п.).
  4. Система различения гласных неверхнего подъема в первом предударном слоге после мягких согласных: а) перед твердыми согласными [е] (реже [о]) – [е] – [а]: [н’е]сý (реже [н’о]сý) – [р’е]кáп[р’а]лá; б) перед мягкими согласными [е] (реже [и]) – [и] (реже [е]) – [е]: н[е]сú (реже н[и]сú) – р[и]кú (реже р[е]кú) – пр[е]дú).
  5. Чередование [в] перед гласными – [w] в конце слова и перед согласными: дро[в]á– дро[w], рука[в]á– рукá[w], тра[в]á– трá[w]ка и т п.
  6. Смычно-проходной боковой согласный [l] перед гласными непереднего ряда чередуется с [w] в конце слова и слога: бы[l]á – бы[w], на по[l]ý– пó[w]ка и т.п.
  7. В ряде говоров мягкое (шепелявое) цоканье: ов[ц’’]á – [ц’’]áшка и т.п.
  8. Твердый [л] на месте мягкого в сочетаниях: л’н, л’ш: бó[л]но, бо[л]шóй и т.п.
  9. В ряде говоров ассимилятивное прогрессивное смягчение задненёбных согласных после всех мягких согласных: Вá[н’к’]а, дó[ч’к’]а, ча[йк’]ý и т.п.
  10. Особенности произношения отдельных слов: мó[в]ния, [д’и]рá, пóм[лу], [шч’]о или [шт’]о, ко[вды´], ко[лды´], [д’ó]ржым, [л’ошш].
  11. Ударенное окончание в Д.– П. п.п.ед.ч. сущ. 3-го скл.: по гряз[é], в гряз[é] и т.п., а также по пут[é].
  12. В ряде говоров – И.п. ед.ч. сущ. мáти, дóчи и мáтерь, дóчерь, В.п. ед.ч. мáтерь, дóчерь.
  13. Окончание =ей Р.п. мн.ч. сущ. с основой на ц: огурцéй, пальцéй и т.п.
  14. В ряде говоров общая форма Д. и Т. п.п. мн.ч. сущ. и прилаг.: к пусты́м вёдрам – с пусты́м вёдрам и т.п.
  15. Двусложное окончание Р.п. мн.ч. прилаг. жен.р.: у молод[э́йа], у больш[э́йа], у молод[ы́йа], у больш[ы́йа], у как[éйа] и т.п.; у дóбрые, из сúние, от мáленькие и т.п. и местоим. та, одна:тоё, тыё, тыó, тыя́ или ты́ё, ты́е, ты́я; одноё, одноé, одныé при форме И.п. ед.ч. та, однá.
  16. В ряде говоров окончание Р.п. ед.ч. местоим. и прилаг. муж. и ср.р. без согласного: моó, коó, нóвоо и т.п.
  17. Сравнит. ст. прилаг. типа добря́е, скоря́е и т.п.
  18. Ударение на окончании в форме 2 л. мн.ч. глаголов наст. времени: несе[т’é] и т.п. в северной части группы, несе[т’ó] и т.п. – в южной.
  19. В ряде говоров возврат. частицы =се,=сё в формах глаголов наст. и прош. вр.: умы́л[с’е], умы́л[с’о] и т.п.
  20. Форма повелит. накл.глагола лечьлег.
  21. Предлоги по-за, по-под, по-над в сочетании с формой Д.п. имени: по-за селý, по-под кры́ше и т.п.; предлоги подле, возле в сочетании с В.п. имени: вóзле лес, подле úзбу и т.п.
  22. Слова: пáлка ‘валек для выколачивания белья’; тýес ‘сосуд из бересты для жидкости’; назём ‘навоз’; вúца ‘подвои сохи’; кáдца ‘ручка цепа’; косьёвище, косьéвище ‘палка, на которую насажена коса’; долóнь ‘площадка для молотьбы’; повéть, повúть ‘помещение для хоз. инвентаря’; рвать ‘теребить’ (о льне); жнúтвина, жнитвúна ‘сжатое поле’; селéток, селёток ‘жеребёнок до одного года’; двулéток ‘жеребёнок до двух лет’; трелéток, трёхлток ‘жеребёнок до трех лет’; стáя ‘посторойка для мелкого скота’; поскóтина, подскóтина ‘открытое огороженное место для скота’; каýчит, кáвкает ‘мяукает’ (о кошке); разболокáться ‘раздеваться’; порáто ‘очень’; óлиха ‘ольха’.
Костромская группа

Говоры этой группы сочетают в себе черты Северного наречия и Северо-восточной зоны. Выделяют данную группу следующие диалектные особенности:

  1. Преобладает следующая система различения гласных неверхнего подъема в
    1. 1-м предударном слоге после мягких согласных: а) перед твердыми
    2. согласными [е] – [е] – [а], [е] ([н’е]сý – [р’е]кá – п[р’а]дý, п[р’е]дý); б) перед
    3. мягкими согласными [е] – [и] – [а], [е] ([н’е]сú – в [р’и]кé – п[р’а]дú,
    4. п[р’е]дú).
    Поморская (Архангельская) группа

    Говоры этой группы не отражены в ДАРЯ и потому не были учтены ни в диалектном членении русского языка, ни в структурно-типологической классификации русских говоров. Данная группа выделена на Диалектологической карте русского языка в Европе 1915 г. [Опыт 1915]. Ниже характеристика говоров этой группы дается по исследованиям [Опыт 1915], [Гецова 1997], [Пожарицкая 1997; 2002]. Выделяют данную группу следующие особенности:

    1. В соответствии с фонемой /е/ (на месте *ě) под ударением и в 1-м предударном слоге как перед твердыми, так и перед мягкими согласными – [е]: д[é]ло, в д[é]ле; р[е]кá, в р[е]кé и т.п.
    2. В соответствии с фонемой /а/ под ударением между мягкими согласными – [е]: г[р’á]зный – г[р’е]зь),гу[л’á]ла – гу[л’é]ли и т.п.
    3. Сочетание нн в соответствии с дн: обúнно, холóнный и т.п.
    4. Мягкое («шепелявое») цоканье.
    5. Палатальные («шепелявые») [с’’], [з’’]: в[с’’]е, ко[с’’]úть, [з’’]éмлю, [з’’]десь и т.п.
    6. Палатальные согласные [к’’], [г’’], парные по мягкости переднеязычным /т/, /д/: [к’’]éсто, [г’’]úбель и т.п.
    7. Окончание =/и/ (=[ы]) в Р., Д., П. п.п.ед.ч. у сущ. I скл.; в П.п. у сущ. II скл., в Д. и П. п.п.у сущ. III скл. (возможно в Д., П. и Т. п.): у мáмы, к мáмы, об мáмы и т.п.; без землú, к землú, на землú и т.п.; при отцы́, на конú и т.п.; к печú, на печú или к печé, на печé, за пéчей и т.п.
    8. Окончание [г]о, =о[g]о, =оо в Р.п. ед.ч. прилаг. и местоим. муж.р.: молодó[г]о, молодó[g]о, молодóо и т.п.
    9. Различение форм Д. и П. п.п. мн.ч. сущ. и прилаг. – в форме Т.п. мн.ч. прилаг.(и местоим. и числит.) окончание =/има/, в той же форме сущ. – окончание =/ам’и/: с нóвыма (чужы́ма, такúма, пéрвыма, двумá) домáми и т.п.
    10. Местоимения оны́, ты – И.п. мн.ч.
    11. Форма 2 л. ед.ч. глаголов дать, есть –дасú, есú.
    12. Возможны формы 3 л. без конечного =т у глаголов I спряж в ед.ч.: несё, везýт и т.п., у глаголов II спряж. во мн.ч.: глядúт, глядя́ и т.п.
    13. Обобщенная основа наст. времени у глаголов II спряж.: любю́, спю, вúдю и т.п.
    14. Ударенный конечный гласный [е] или [о] в форме 2 л. мн.ч. глаголов с постоянным ударением на окончании: несет[é] или несе[т’ó] и т.п.
    15. Постфикс возврат. глаголов =се: садúл[с’е], боú[с’с’е], смеё[т’ц’е] и т.п.
    16. В формах глаголов с основой на заднеязычный согласный твердый заднеязычный чередуется с мягким задненебным (пекý – пекёшь, берегý – берегёшь и т.п.), а инфинитив образуется присоединением суффикси =чи к единой основе: пекчú, берегчú и т.п.
    17. Сложные формы прош. вр., состоящие из форм прош. вр. глагола быть и формы на =л= полнозначного глагола: сы́н -то был уéхал срáзу; чáсто была ходúла, когда свáтья приежжáла и т.п.
    18. Глагольные формы несоверш. вида с суффиксами =ива= (=ыва), =ва=, -а-: вúдывал, хáживали, бивáл, пекáл и т.п.
    19. И.п. имени при предикативном наречии (нáдо картóшка и т.п.), при инфинитиве (косúть травá и т.п.), при спрягаемых формах глагола (несý водá и т.п.).
    20. Несогласованные причастные формы на =но, =то и =нось, =тось:платóк кýплено, пол помы́то, помы́тось и т.п.; иногда на =н, =т: чтó-то посáжен, нáлит полсамовáра и др.; субъект может быть выражен именем в Р.п. с предлогом у: у отцá огорóд вскóпано и т.п.
    21. Предлог с в соответствии с из: приехал с Ворóнежа, пришел с áрмии и т.п.
    22. Предлог по в целевом значении как с неодуш., так и с одуш. сущ.: пойти по я́годы, пойти по врачá и т.п.
    23. Предлоги по-за, по-над, по-под с Д.п. имени: по-за лéсу, по-над лéсу, по-под лáвке и т.п.
    24. Предлоги в-за, в-под с В., Т. и П. п. имени, в-по-за с В. и П.п.: в-за дерéвню, в-под гóлову, в-по-за лáвку; в-за лéсом, в-под избóй; в-за домáх, в-под лáвке, в по-за лéсе и т.п.
    МЕЖЗОНАЛЬНЫЕ ГОВОРЫ СЕВЕРНОГО НАРЕЧИЯ

    Говоры этой группы сочетают в себе некоторые черты Северо-восточной, Северо-западной, Западной и Юго-западной зон и Вологодской группы. Выделяют данную группу следующие диалектные особенности:

    1. Ударенный вокализм перед твердыми согласными, а также вокализм 1-го предударного слога после мягких согласных, близкий вокализму говоров Вологодской группы.
    2. Особенности произношения отдельных слов: [ф]ýтор, г[ры]б.
    3. Словоформа свекрóва – И.п. ед.ч.
    4. Мужской тип склонения существительного мышь.
    5. Ударенное окончание =ей без смягчения предшествующего согласного в форме Т.п. ед.ч. сущ. I скл.: сестр[э́й], вод[э́й] и т.п.; И.п. ед.ч. прилаг. и местоим. муж.р.: моло[дэ́]й, моло[ды́]й, та[кэ́]й, та[кы́]й и т.п., (изредка =ий); в форме косв. п.п. ед.ч. прилаг. и местоим. жен.р.: у моло[дэ́]й, для [тэ́]й, к од[нэ́]й и т.д.
    6. Форма И.п. мн.ч. сущ. жен.р. с суфф. =j= и окончанием =а: я́м[йа], берéз[йа], жéрд[йа] и т.п.
    7. Словоформа дóмы – И.п. мн.ч.
    8. Форма Т.п. мн.ч. имен с окончанием =ма или, реже, =мы: с худы́ма рукáма, с худы́мы рукáмы и т.п.
    9. Формы местоим. 3 л. ед.ч. с начальным j: йон, йонá, йонó, йоны́; форма В.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен. р. йу, форма косв. п.п. – йей.
    10. Форма глаголов (главным образом I спряж.) 3 л. (чаще всего в ед.ч.) без конечного : он несё, пúше и т.п.
    11. Парадигма наст. вр. глагола мочь: мо[г]ý, мó[г]ешь, мó[г]ут.
    12. Ударение в глаголах прош. вр.: ткáла, врáла, брáла, спáла, звáла, взя́ла, пúла, дáла, но пóмерла, нáчала и т.п.
    13. Слова: палúца ‘валек для выколачивания белья’; омешú ‘сошники у сохи’; ботáть ‘бодать’ (о корове); мýкает и муря́ндает ‘мычит’ (о корове); загóска ‘кукушка’; порáто ‘очень’.

    Лачские межзональные говоры

    В характеристике данных говоров сочетаются черты, характерные главным образом для говоров Северо-восточной зоны, некоторые черты Северо-западной зоны. Выделяют данные говоры следующие особенности:

    1. Ударенный вокализм после твердых согласных близок вокализму говоров Вологодской группы. В 1-м предударном слоге после мягких согласных – разнообразные системы различения гласных неверхнего подъема: а) перед твердыми согласными [е] (реже [о], [и]) – [е], [и] – [а]: н[е]сý ([н’о]сý, н[и]сý) – р[е]кá,р[и]кá – п[р’а]дý; б) перед мягкими согласными [е] (реже [и]) – [и], [е] – [а], [е]: н[е]сú (н[и]сú) – к р[и]кé,к р[е]кé – п[р’а]дú,п[р’е]дú.
    2. Особенности произношения отдельных слов: те[л’ó]га, к[ры́]нка.
    3. Распространены слова: назём ‘навоз’; рáльники ‘сошники у сохи’; бóлозно ‘ручки и оголовье сохи’; умáкает, умáчет, мáчет ‘мычит’ (о корове); порáто ‘очень.

    Белозерско-Бежецкие межзональные говоры

    В характеристике данных говоров сочетаются черты говоров Северо-восточной зоны, окраинных ареалов Вологодской и Костромской групп говоров. Выделяют данные говоры следующие особенности:

    1. Система различения гласных неверхнего подъема в 1-м предударном слоге после мягких согласных: а) перед твердыми согласными – [е] и [о] – [е] – [а] (н[е]сý и [н’о]сý – р[е]кá – п[р’а]лá); б) перед мягкими согласными – [е] – [и] и [е] – [а] (н[е]си́ – р[и]ки́, р[е]ки́ – п[р’а]ди́).
    2. Чередование [в] перед гласными с [w] и [х] перед согласными и в конце слова:: корó[в]а, [в]одá – корó[х], прá[w]да, лá[х]ка и т.п.
    3. Удвоенные переднеязычные согласные в соответствии с сочетанием согласных с j: сви[н’н’]á, плá[т’т’]е и т.п.
    4. Мягкие шипящие согласные [ш’],[ж’]: [ш’]ýба, [ж’]áлко и т.п.
    5. Палатальные («шепелявые») согласные в соответствии с с мягкими свистящими – [с’’], [з’’]: [с’’]éрый, [з’’]имá и т.п.
    6. Сочетание мн в соответствиис вн в отдельных словах: дамнó, рамнó и т.п.
    7. Сочетание вн в соответствии с мн в словах пóвню, внóго.
    8. Особенности произношения отдельных слов: фто ‘кто’, фýтор.
    9. Словоформа мáтерь, единично дóчерь – И.п. ед.ч.
    10. Форма Р.п. ед.ч. местоим. и прилаг. с окончанием без согласного: молодóо, нóвоо, коó, моó и т.п.
    11. Форма Р. и П. пп. мн.ч. прилаг. и П.п. мн.ч. сущ. с согласным ф в окончании: без молоды´ф, в большы́ф домáф и т.п.
    12. Форма Д. и П. пп. ед.ч. личного местоим. 1 л. от основы мен=: к менé, об менé.
    13. Окончание 2 л. ед.ч. возврат. глаголов – =[шш]а, =[шш]ы: смеё[шш]а, смеё[шш]ы и т.п.
    14. Инфинитив глаголов с основой на задненебный согласный с суфф. =чи: печú, стеречú, сечú и т.п.
    15. Слова: кóжанка, шубя́нка ‘рукавцы из овчины‘; дéрево ‘деревянная часть сохи’; жнúтвина, жнитвúна ‘сжатое поле’; певýн, пеýн ‘петух’; мырчúт, мы́ркает ‘мычит’ (о корове).
    ГРУППЫ ГОВОРОВ ЮЖНОГО НАРЕЧИЯ
    Западная группа

    Говоры этой группы сочетают в себе черты Южного наречия, Южной, Западной и Юго-западной зон. Выделяют данную группу следующие особенности:

    1. Диссимилятивное яканье жиздринского типа.
    2. Случаи лабиализации гласных о и а во 2-м предударном слоге: п[у]мерлá, г[у]лубéй, п[у]велá, н[у]рубúл и т.п.
    3. Гласные [у] (или [ъ], [а]) в словах : ш[у]рóкий, ж[у]вóт (или ж[ъ]вóт, ж[а]вóт), б[ъ]лá, б[а]лá.
    4. Мягкие согласные [н’], [с’] в словах с суфф. =ск=: жé[н’с]кий, жé[н’с’]кий, рý[с’]ский и т.п.
    5. Различение двух твердых или полумягких аффрикат ч и ц: [ч]ай – кýри[ц]а и т.п. или [ч]ай – кýри[ц ]а и т.п.
    6. Морфологически и лексически ограниченные случаи чередования фонем /л/ и /w/ (/ў/): пи[л]áпи[w] (пи[ў]), ходú[л]аходú[w] (ходú[ў]) и т.п.; пá[л]очкапá[w]ка (пá[ў]ка), день дó[л]ог – дó[w]го (дó[ў]го) и т.п.
    7. Окончание =и (=ы) в форме П.п. ед.ч. сущ. муж.р. с основой на мягкий согласный и ц: на конú, на краú, на концы́ и т.п.
    8. Словоформа свекрóва – И.п. ед.ч.
    9. Форма И.п. мн.ч. сущ. город, брат, лес с ударенным окончанием =/и́/: город[ы́], брат[ы́], лес[ы́].
    10. Названия ягод с суффиксом =иц=: бруснúца, землянúца и т.п.
    11. Форма И.п. ед.ч. прилаг. муж.р. с ударенными окончаниями =ы́й, =э́й без смягчения предшествующего согласного основы, парного по твердости – мягкости (молоды́й, молодэ́й и т.п.), а также после заднеязычных согласных со смягчением и без смягчения согласного основы (глухэ́й или глу[х’é]й, изредка глухы́й и т.п.).
    12. Словоформа тэй – И.п. ед.ч. указат. местоим.
    13. Формы сравнит. ст. прилаг. со вторичными суфф. =ее, =ей: бóл[ее], бóл[éй], бóльш[ей], тóн[ейе], тóн[ей], тóньш[ей] и т.п.
    14. Парадигма наст.вр. глагола мочь: мо[г]ý, мо[г’]éшь, мо[г’ó]шь, мо[г]ýт или мо[г]ý, мó[г]ешь, мó[г]ут.
    15. Словоформы дасú, есú – 2 л. ед.ч. от глаголов дать, есть.
    16. Сочетание числит. два, три, четыре с формой И.п. мн.ч. сущ. муж.р.: два мужикú, три браты́, четы́ре зятú и т.п.
    17. Вопросит. частица ти: ти он ушёл? и т.п.
    18. Конструкции с объектно-целевым значением типа пойти в ягоды.
    19. Слова: вúлки, вúлы ‘ухват’; чапелá ‘приспособление для доставания сковороды из печи’; лáпик, лáпка, лáпина ‘заплата’; лáпить ‘ставить заплаты’; кут ‘красный угол или любой угол в избе’; бурáк ‘свекла’; мурáшки ‘муравьи’; ховáть ‘прятать’; дмать, дму ‘дуть, раздувать’; вáга, вáжить вес ‘вес, взвешивать’.

    Северная часть Западной группы выделяется следующими особенностями:

    1. Гласный [ъ] в соответствии с /у/ в заударных слогах: зáм[ъ]ж, óк[ъ]ни, гóл[ъ]би и т.п.
    2. Удвоенные согласные нн и мм в соответствии с дн и бм: бéнный и т.п.; оммáн и т.п.
    3. Отсутствие изменения ударенного е в о тольков словах [д’é]шево, о[д’е]жа, [л’é]жа.
    4. Склонение сущ. дéдушка, мальчúшка по типу склонения слов муж.р.
    5. Форма Т.п. ед.ч. сущ. жен.р. на мягкий согласный по типу продуктивного склонения: гря́з[ей], гря́зь[йей] и гря́ [з’уй], гря́ [з’йуй] и т.п.
    6. Словоформы домы́ и волосы́.
    7. Формы Д. и П. п.п. мн.ч. на =ом, =ох от сущ. муж. и жен. р. с основой на мягкий согласный и некоторых слов pluralia tantum (лóшадь, гость, путь, лáпоть, грудь, сáни, сéни, лю́ди и нек. др.): лоша[д’óм], са[н’óм] и т.п.; на лоша[д’óх], на са[н’óх] и т.п.
    8. Словоформа самýю – В.п. ед.ч. местоим. сама.
    9. Форма 2 л. ед.ч. возврат. глаголов на =[с’т’а]: смеё[с’т’а], умывáе[с’т’а] и т.п.
    10. Слова: прáйник ‘валек для выколачивания белья’; сая́н ‘женская одежда определенного покроя’; напóлок, напáлок ‘палица сохи’; пáлец ‘рукоятка косы’; рéя ‘постройка для сушки снопов путем обогрева’; кнóроз ‘самец свиньи’; хýтать, захýтать ‘закрыть дверь, окно‘; подзывные маш-маш, мáша (для свиньи), тпруш-тпруш, тпёш-тпуш (для коровы).

    Южная часть Западной группы выделяется следующими особенностями:

    1. Словоформы мé[н]ше, тó[н]ше, рá[н]ше.
    2. Отсутствие изменения е в о только в слове ле[п’é]шка.
    3. Словоформа молодня́ ‘молния’.
    4. Словоформа волóсья – И.п. мн.ч.
    5. Двусложное окончание Т.п. ед.ч. у прилаг. жен.р.: с молодóю, с нóвою и т.п.
    6. Ударенное окончание И.п. мн.ч. прилаг. =э́и: молодэ́и, большэ́и, глухэ́и и т.п.
    7. С предлогом по – форма П.п. мн.ч. имени в значении Д.п.: по дворáх, по сёлах и т.п.
    8. Форма И.п. мн.ч. притяжат. местоим. с окончанием =е: моé, твоé, своé.
    9. Форма дееприч. на =óмши: погулёмши, покурёмши и т.п.
    10. Слова: прáник, прáнник ‘валек для выколачивания белья’; пупóк ‘рукоятка косы’.
    Верхне-Днепровская группа

    Говоры этой группы сочетают в себе черты Южного наречия, многие особенности Западной, Юго-западной и Южной диалектных зон, некоторые явления Юго-восточной зоны.

    Некоторые особенности данной группы характерны также и для говоров Западной группы:

    1. Случаи лабиализации гласных во 2-м предударном слоге: п[у]полáм, г[у]лубéй, пр[у]валúлся и т.п.
    2. Случаи произношения [у] или [а], [ъ] в соответствии с фонемой /и/ в словах ш[у]рóкий, ж[у]вóт, ж[ъ]вóт, б[а]лá, б[ъ]лá.
    3. Случаи произношения [ъ] в соответствии с фонемой /у/ в заударных слогах: óк[ъ]нь, гóл[ъ]бь, зáм[ъ]жем и т.п.
    4. Окончания =[ей], =[йей], =[уй] или =[йуй] Т.п. ед.ч. сущ. жен.р. с основой, оканчивающейся на мягкий согласный (соответствуют III скл. в литерат. языке): гря́ [з’ей], гря́зь[йей], гря́ [з’уй] или гря́зь[йуй] и т.п.
    5. Словоформа свекрóва – И.п.ед.ч.
    6. Формы Д. и П. пп. мн.ч. с окончанием =ом, =ох от сущ муж. и жен.р., оканчивающихся на мягкий согласный, и некоторых pluralia tantum (лошадь, гость, путь, лапоть, грудь, сани, сени, люди и нек. др.): лю[д’óм], на са[н’óх] и т.п.
    7. Парадигмы наст. вр. глагола мочь: мо[г]ý, мо[г’]éшь, мо[г’]óшь, мо[г]ýт, или мо[г]ý, мо[г’]éшь, мо[г’]óшь, мó[г]ут, или мог[г]ý, мó[г]ешь, мó[г]ут.
    8. Деепричастия прош. вр. с суффиксом =мши: одéмши, взя́мши и т.п. или с гласным [ó]: поку[р’ó]мши и т.п.
    9. Конструкции с объектно-целевым значением типа пойти в я́годы и т.п.
    10. Слова бурáк ‘свекла’; напáлок, напóлок ‘палица сохи’; курýшка ‘наседка’; мурáшки ‘муравьи’.

    Некоторые особенности данной группы характерны также для говоров Верхне-Деснинской группы:

    1. Протетический гласный [а] в случаях типа [а]льнý, [а]ржú и т.п. Отсутствие начального гласного в слове гурцы́.
    2. Форма сравнит. ст. с суфф. =éйше: добрéйше, веселéйше и т.п.

    Выделяют данную группу следующие особенности:

    1. Тип дссимилятивно-умеренного яканья, при котором перед группой согласных с конечным мягким на месте гласных неверхнего подъема произносится [а]: к [с’а]стрé, [п’а]клá и т.п.
    2. Словоформа [п’ó]тна.
    3. Произношение [с] в соответствии с конечным сочетанием ст: мо[с], хво[с] и т.п.
    4. Безударное окончание =уй в Т.п. ед.ч. сущ. жен.р. I скл. как с твердой, так и с мягкой основой: вéрбуй, пáлкуй, дерéвнюй и т.п.
    5. Форма Д. – П. пп. ед.ч. сущ. I скл. с основой на твердый согласный и П.п. сущ. муж.р. с основой на твердый согласный – с безударным окончанием =а: к бá[б’а], в дó[м’а] и т.п.
    6. Форма И.п. мн.ч. сущ. жен.р. – с окончанием : деревня́, площадя́, матеря́, дочеря́ и т.п.
    7. Названия ягод с суфф. =иц=: землянúца, бруснúца и т.п.
    8. Слова: стригáн и лéтошник ‘жеребенок по второму году’; курýха, курýшка и куры́шка ‘наседка’; мя́вкать, мя́вкает ‘мяукать’ (о кошке).
    Верхне-Деснинская группа

    Говоры этой группы сочетают в себе черты Южного наречия, Западной, Юго-западной, Южной диалектных зон и некоторые черты Юго-восточной зоны.

    Некоторые особенности характерны также для говоров Западной группы:

    1. Гласный [е], не изменившийся в [о], только в слове ле[п’é]шка.
    2. Двусложное окончание Т.п. ед.ч. прилаг. жен.р.: с молод[óйу], с нóв[ойу] и т.п.
    3. Форма И.п. мн.ч. прилаг. с ударенным окончанеим =э́и: молодэ́и, глухэ́и и т.п.
    4. Дееприч. прош. вр. с суфф. =мши и удар. гласным [ó]: покурёмши, погулёмши и т.п.
    5. Слово бурáк ‘свекла’.

    Некоторые особенности характерны также для Верхне-Днепровской группы:

    1. Протетический гласный [а] в 1-м предударном слоге в случаях типа [а]ржú, [а]льнý и т.п.
    2. Форма сравнит. ст. прилаг. с суфф. =éйше: быстрéйше, добрéйше и т.п.
    3. Дееприч. прош. вр. с суфф. =мши и удар. гласным [ó]: покурёмши, погулёмши и т.п.

    Выделяют данную группу следующие особенности:

    1. Жиздринский тип диссимилятивного яканья, при возможном колебании в произношении [и] или [а] перед ударенными [é] или [ó] после мягких согласных ([р’икé] или [р’ак’é], [б’ил’ó]ный или [б’ал’ó]ный и т.п.).
    2. Произношение [и] в соответствии с /о/ в начале слова в 1-м предударном слоге (/и/тéц, /и/тцá, /и/тцý, /и/тцы́, /и/бéдать, /и/днá, /и/нá, /и/ттýля, /и/блáет, /и/тры́та, /и/т грýди и т.п.) или отсутствие гласного в той же позиции (бéдать, днá ‘однá’ и т.п.) и, реже, во 2-м предударном слоге (дновó, топрú, бошлá и т.п., наиболее часто в слове гурцы́).
    3. Гласный [а] в слове к[а]кýшка ‘кукушка’.
    4. Произношение слова молния как молодня́.
    5. Словоформа свекрá – И.п.ед.ч.
    6. Твердые заднеязычные основы в форме И.п. мн.ч. прилаг. и местоим. с безударными окончаниями: тóн[к]ыи, вся́ [к]ыи и т.п.
    7. Обобщение согласных в основе наст. вр. глаголов II спряж. : вú[д’]ю, вú[д’]ишь и т.д., хо[д’]ю́, хó[д’]ишь и т.д., лю[б’]ю́, лю´[б’]ишь и т.д. и т.п.
    8. Форма 2-го л. ед.ч. глаголов дать, есть – дадúшь едúшь и т.п.
    9. Словоформа кор[óм’и]сел – И.п. ед.ч.
    10. Слова: прáльник ‘валёк для выколачивания белья’; горóжа ‘определенный вид изгороди’; жнéвник ‘сжатое поле’; бурáк ‘свекла’; замáшки ‘мужская особь конопли’; другáк, другáч ‘жеребенок по второму году’; пискля́та ‘цыплята’; хоронúть ‘прятать’.
    Курско-Орловская группа

    Говоры данной группы сочетают в себе черты Южного наречия, Юго-восточной зоны, некоторые черты говоров Южной и Юго-западной диалектных зон. Выделяют данную группу следующие особенности:

    1. Суджанский тип диссимилятивного яканья.
    2. Звук [ш’] в соответствии с /ч/ и, реже, звук [с] в соответствии с /ц/: [ш’]ай, но[ш’], дó[ш’]ка и т.п.; [с]арь, кýри[с]а, отé[с] и т.п.
    3. Ассимилятивное прогрессивное смягчение к после парных мягких согласных и j: Мá[н’к’]а, ча[йк’]ý и т.п., но дó[ч’к]а или дó[ш’к]а и т.п.
    4. Сочетание мн в соответствии с сочетанием вн, наиболее часто дамнó, рамнó.
    5. Возможность употребления формы Д. – П. п.п. ед.ч. с окончанием =и (=ы) у сущ. жен.р. I скл. с твердой и мягкой основой: к избы́ – в избы́, к землú – на землú и т.п.
    6. Форма П.п. ед.ч. с безударным окончанием у сущ. ср.р. с мягкой основой: в пóлю, в гнёздышку и т.п.; единично – под ударением: в окнý, в селý и т.п.
    7. Словоформа мáтеря, мáтерю – В.п.ед.ч. при И.п. ед.ч. мать.
    8. Словоформы матерья́, дочерья́ И.п. мн.ч. при основных матеря́, дочеря́.
    9. Словоформа свекрóвья – И.п. ед.ч.
    10. Словоформа тучá – И.п. ед..ч.
    11. Форма сранит. ст. прилаг. с суфф. =éйче (нерегулярно): добрéйче, белéйче и т.п.
    12. Форма В.п. ед.ч. указат. местоим. (нерегулярно) – тыé, тыё.
    13. Форма косв. п.п. числит. одна со смягчением основы и окончанием =ей (нерегулярно): у од[н’éй], к од[н’éй] и т.д.
    14. Словоформа рý/ц/кий ‘русский’.
    15. Отмечается (редко) парадигма глагола мочь: мо[гý], мо[г’и́]шь, мо[гý]т.
    16. Слова: кубáн, кубáнка ‘сосуд с узким горлом для хранения молока’; емóк, емкú ‘приспособление для доставания горшков из печи’; извáра ‘ушат’; лáтка ‘заплата’, латáть ‘класть заплату‘; огáшник ‘пояс для штанов’; кут ‘угол’, ‘красный угол’; закýта, закýт, закýтка ‘постройка для мелкого скота’; держáлен ‘ручка цепа’; цепúнка, тепúнка ‘бьющая часть цепа’; жнéвье ‘сжатое поле’; замáшки ‘мужская особь конопли’; гáвкаетбрéшет) ‘лает’ (о собаке); козю́ля ‘змея’.
    Восточная (Рязанская) группа

    Говоры данной группы сочетают в себе черты Южного наречия, Южной и Юго-восточной диалектных зон. Выделяют данную группу следующие особенности:

    1. Отсутствие изменения в отдельных словах ударенного [е] в [о] перед твердыми согласными: св/é/кор, с/é/стры, кот/é/нок и т.п.
    2. Случаи различения фонем /е/ – /ê/, /о/ – /ô/: с/é/стры и д/ê/ло и т.п.; ст/о/л и к/ô/т и т.п.
    3. Разновидности ассимилятивно-диссимилятивного яканья (новоселковский и кидусовский, реже култуковский и ореховский).
    4. Особенности произношения отдельных слов: д[и́]верь, [вы́]шня ‘вишня’, [ф]ýтор, дуп[л’]ó.
    5. Ассимилятивное прогрессивное смягчение к после парных мягких согласных, ч и j: Вá[н’к’]а, дó[ч’к’]а, ча[йк’]ý и т.п.
    6. Мягкие [н’] и [р’] в случаях типа полотé[н’]це, сó[н’]це, огу[р’]цы́ и т.п.
    7. Словоформа свекры́ – И.п. ед.ч.
    8. Словоформа коромы́с[л’и] – pluralia tantum.
    9. Форма Д. – П. п.п. ед.ч. некоторых сущ. жен.р. с основой на мягкий согласный типа по грязé, в грязé и т.п.
    10. Формы косв. п.п. притяж. местоим.жен.р. мой[ó]й, твой[ó]й и т.п.
    11. Отмечаются спорадически следующие парадигмы наст. вр. глагола мочь: мóжу, мóжешь, мóжут и могý, мо[г’ó]шь, могýт.
    12. Слова: рогáч ‘ухват’; цáпля и чáпля ‘приспособление для доставания сковороды из печи’; велёк ‘валек для выколачивания белья’; зáпон ‘фартук’; городьбá ‘изгородь определенного вида’; котýх ‘постройка для мелкого скота’; гуж, гýжик ‘ремешок, соединяющий части цепа’; волочúть ‘боронит’; кóчет ‘петух’; сукóчая и скóтная ‘суягная’ (об овце); брухáть ‘бодать’ (о корове); úкры ‘льдины’; гутáрить ‘разговаривать’; добрé ‘очень’; погóда ‘плохая погода’.
    Донская группа

    Говоры данной группы не отражены в ДАРЯ и потому не были учтены ни в диалектном членении русского языка, ни в структурно-типологической классификации русских говоров (в структурно-типологической классификации выделяется группа говоров Верхнедонского д.т. – см. п. 3.3.2; схема 4, с. 84 и карта 7). Характеристика говоров данной группы дается по книге [Русская диалектология 2005; автор раздела Л.Л. Касаткин]. Говоры этой группы распространены вдоль Дона и его притоков в Волгоградской и Ростовской областях. Говорам этой группы свойственны черты Юго-восточной диалектной зоны. Выделяют данную группу следующие диалектные особенности:

    1.Сильное и диссимилятивное аканье жиздринского и прохоровского типа.

    1. Ассимилятивно-диссимилятивное яканье кидусовского и култуковского типов, спорадически – донской тип диссимилятивного типа.
    2. Утрата безударных гласных (диереза) главным образом безударных слогов, чаще всего конечного открытого слога, обычно с переносом слоговости на согласный звук: вы́р(о)сли, разру́х(а) ста́ла, два бра́т(а) пожени́лись, не́ком(у) рабо́тать и т.п.
    3. Фонема /о/ в корнях слов во́ришь, до́ришь, ко́тишь, со́дишь, сво́лишь.
    4. Фонема /и/ на месте в словах ди́верь, си́верко ‘холодно’.
    5. Фонема /е/ в соответствии с /а/ в суфф. основы прош. вр. глаголов II спряж. после шипящих согласных: стуче́ть, стуче́л; пище́ть, пище́л; вижже́ть, вижже́л и т.п.
    6. Спорадически [ш’] на месте ч: [ш’]и́стый, мо[ш’]и́ть, но[ш’] и т.п.
    7. Мягкий [к’] после парных мягких согласных и /j/, но твердый [к] после [ч’] ([ш’]): уго[л’к’]я́, ча[йк’]у́ и т.п., но моло[ч’к]о́ (моло[ш’к]о́) и т.п.
    8. В некоторых говорах Нижнего Дона следы древнего неразличения свистящих и шипящих согласных, совпадение их в свистящих, проявляющееся в произношении свистящих апикальных согласных на месте шипящих и реже (как гиперизм) произношение шипящих на месте свистящих: [с]у́ба, [с]а́пка, ба́бу[с]ка, хоро[с]о́ и т.п.; [з]ыть, [з]а́рко, по[з]а́р, невозмо́[з]но и т.п.; клю́[ц’]ик, де́во[ц’]ка, на пе[ц’]и́, до[ц’] и т.п. – [ш]пи́чки, [ш]о́рок, вы́[ш]ушить, у на[ш] и т.п.; [ж]у́бы, [ж]абра́ли, спо[ж]ара́нку и т.п.
    9. Особенности в фонемном составе некоторых слов: мягкие согласные в слове диря́ (дыра́), /р’/ в словах кома́[р’], нут/р’о́/, /л’/ в слове дуп/л’о́/, /в’/ в слове [в’и]со́кий, /в/ в слове [вы́]шня.
    10. В части говоров ударенное окончание в И.п. ед.ч. у некоторых сущ., перешедших в этот разряд из 1-го скл., реже – из муж.р. 2-го скл.: звездо́, стено́, копно́, метло́, стрело́, блесно́, дерно́, чехло́, рулё и т.п.
    11. Окончание =ей в форме Т.п. ед.ч. сущ. 3-го скл.: пе́чей, две́рей гря́зей и т.п.
    12. Ударенное окончание =е́ в форме П.п. ед.ч. сущ. 3-го скл.: на пече́, в степе́, в грязе́, в крове́ и т.п.
    13. Ударенное окончание =ми́ у некоторых сущ., имеющих окончание =ами в других говорах: сетьми́, ночьми́, грудьми́, слезьми́, зорьми́, курми́, вилми́, саньми́, гусьми́, коньми́ и т.п.
    14. Окончание Р.п. ед.ч. муж. и ср. р. прилаг. и неличных местоим. с согласным [в]: бе́ло[в]о, молодо́[в]о, тако́[в]о и т.п.
    15. Окончание П.п. ед.ч. муж. и ср.р. прилаг. и неличных местоим. =им, =ым: в больши́м, в каки́м, в худы́м, в тым и т.п.
    16. В говорах по рекам Хопру и Медведице у глаголов в безударном окончании 3-го л. мн.ч. отмечается вставка гласного (эпитеза), который под влиянием предыдущего гласного лабиализуется: бе́гаютю, забира́ютю, рабо́таютю, сде́лаютю, го́нютю, во́зютю, насо́дютю и т.п. В этих говорах возвратный постфикс после гласных может выступать в виде =ся: ложи́ся, сошла́ся и т.п. В форме 1-го л. ед.ч. выступает фонетический вариант постфикса с прогрессивной лабиализацией конечного гласного: помо́юсю, разбира́юсю и т.п. То же явление в форме 3-го л. мн.ч.: занима́ютцу, собира́ютцу и т.п.
    17. Предлог с вместо из: выгружали с баржи, приехала с Волгограда, они с Москвы и т.п.
    18. Слова: баз ‘огороженное место для скота’, ‘двор’; куре́нь ‘квадратный казачий дом с четырехскатной крышей’, ‘жилой дом’; волочи́ть ‘бороновать’; арья́н, ирья́н, иря́н ‘напиток из разведенного водой отцеженного кислого молока’; нурё ‘нора’; лазоревый цветок ‘красный степной тюльпан’.
    МЕЖЗОНАЛЬНЫЕ ГОВОРЫ ЮЖНОГО НАРЕЧИЯ

    Межзональные говоры типа А

    Данные говоры сочетают в себе черты Южного наречия, некоторые черты Южной, Юго-западной, Западной и Юго-восточной диалектных зон. Выделяют данные говоры следующие особенности:

    1. Отсутствие категории ср.р. – совпадение его с муж.р.: большóй селó, такóй густóй молокó и т.п.
    2. Отсутствие смягчения заднеязычных согласных в основах прилаг. перед флексией, начинающейся с гласного переднего ряда, – в косв. п.п. ед.ч. жен.р.:у плохэ́й, какэ́й и т.п.; во мн.ч.: плохы́е, какы́е, дóлгые,плохы́х, плохы́м и т.д..

    Межзональные говоры типа Б

    Данные говор сочетают в себе черты Южного наречия, некоторые черты Юго-восточной, Юго-западной и Южной зон, а также Восточной группы. Выделяют данные говоры следующие особенности:

    1. Разновидности умеренного и умеренно-диссимилятивного яканья.
    2. Форма 3 л. ед.ч. без конечного т глаголов I спряж.: он несё, он дéлаё и т.п.; глаголов II спряж. с безударным окончанием: он л’ý[б’а] и т.п.; реже – форма 3 л. мн.ч. глаголов II спряж.: они вúдя, они сидя́ и т.п.
    3. Личные формы глаголов варúть и валúть с корневым ударенным гласным [ó]: в[ó]ришь, в[ó]лишь и т.д.
    4. Слова: рогáч ‘ухват’; закýта, закýт, закýтка ‘посторойка для мелкого скота’; загорóдка ‘определенный вид изгороди’; держáлен, держáлка ‘ручка цепа’; цепúнка, тепúнка ‘бьющая часть цепа’; жерёбаная ‘жерёбая’; кóтаная ‘суягная’ (об овце); брухáть ‘бодать’ (о корове); комарú ‘муравьи’.

    Говоры данной группы по многим чертам близки Центральным говорам (см. ниже, с. 53–55). Выделяют эту группу следующие особенности:

    1. Умеренное яканье.
    2. Слова: морквá; чáпельник ‘приспособление для доставания сковороды из печи’; курýшка и кýрка ‘наседка’.

    Данные говоры сочетают в себе черты Южной и Юго-восточной диалектных зон, некоторые черты Курско-Орловской и Восточной групп говоров. Выделяют данные говоры следующие особенности:

    1. Обоянский тип диссимилятивного яканья.
    2. Случаи различения фонем /о/ – /ô/ и /е/ – /ê].
    3. Форма П.п. мн.ч. сущ. в сочетании с предлогом по в значении Д.п. мн.ч.: по домáх и т.п.
    4. Сложные предлоги: по-над, реже по-за, по-под: по-над лéсом, по-над хлéбом éздют, по-под горóю, по-за ха́ту и т.п.
    5. Вопросит. частица чи: чи вы не придёте? и т.п.
    6. Слова: ýвязь, ýвязень ‘ремешок, соединяющий части цепа’; рубéль ‘жердь для скрепления воза с сеном или снопами’; бугáй ‘нехолощеный бык’.

    Данные говоры сочетают в себе черты говоров Южной и Юго-восточной зон, некоторые черты Курско-Орловской и Восточной групп. Выделяют данные говоры следующие особенности:

    1. Щигровский тип диссимилятивного яканья и умеренно-диссимилятивное яканье.
    2. Произношение [ш’] в соответствии с /ч/, реже – произношение [с] в соответствии с /ц/: но[ш’], [ш’]ай, дó[ш’]ка и т.п.; отé[с], [с]арь, яй[с]ó и т.п.
    3. Словоформа снóпья – И.п.мн.ч.

    СРЕДНЕРУССКИЕ ГОВОРЫ

    Среднерусские говоры характеризуются тем, что на территории их распространения совмещаются ареалы наречий и диалектных зон. Следующие черты наречий присущи всем Среднерусским говорам:

    1. Неразличение гласных /о/ и /а/ после твердых согласных во 2-м предударном и заударных слогах:: г[ъ]ловá – д[ъ]лекó и т.п.; дóр[ъ]го – вы´д[ъ]но; дéл[ъ]м – зáд[ъ]л; нáд [ъ] или нáд[а] – у óзер[ъ] или у óзер[а] и т.п. (возможно различение в северной части говоров: г[о]ловá – д[а]лекó, óзер[о] – у óзер[а] и т.п.).
    2. В соответствии со звонкой заднеязычной фонемой в сильной позиции – [г], в слабой – [к]: дрý[г]а – дру[к] и т.п. (фонема /g/ в единичных словах).
    3. Слова: квашня́квашóнка ‘сосуд ля приготовления теста’; ухвáт ‘приспособление для доставания горшков из печи’; сковорóдник ‘приспособление для доставания сковороды из печи’; кафтáн, кавтáн ‘мужская одежда определенного покроя’; ягнúлась, янúлась, яннúлась ‘объягнилась’ (об овце); льдúна (как в лит.); погóда ‘плохая погода’; петь.

    Среднерусские говоры делятся на Западные среднерусские и Восточные среднерусские говоры.

    ЗАПАДНЫЕ СРЕДНЕРУССКИЕ ГОВОРЫ

    Данные говоры сочетают в себе отдельные черты Северного и Южного наречий, Западной, Северо-западной и Юго-западной диалектных зон. Западные среднерусские говоры отличаются от Восточных среднерусских говоров следующими особенностями:

    1. Произношение только твердых губных согласных на конце слова: гóлу[п], сы[п], любó[ф], постá[ф] и т.п.
    2. Сочетание мм в соответствии с бм : о[мм]áн, о[мм]ы́л и т.п.; сочетание нн в соответствии с дн: обú[нн]о, лá[нн]о и т.п.
    3. Произношение (нерегулярно) мягких согласных в случаях типа жé[н’]ский, рý[с’]ский и т.п.
    4. Случаи произношения [с] в соответствии с конечным сочетанием ст: мо[c], хво[с] и т.п.
    5. Полногласие в словах ве[р’ó]х, стол[ó]б.
    6. Различение твердых /ц/ и /ч/: [ц]еп, ýли[ц]а – [ч]ай, [ч]ужóй и т.п.
    7. Произношение с мягким [р’] слов к[р’]úнка (возможно и к[ры́]нка), [р’]úга.
    8. Сущ. мáтка, дóчка или дочкá.
    9. Форма Д.-П. п.п. ед.ч. с окончанием =/и/ (=[ы]) сущ. жен.р. I скл. с твердой и мягкой основой: к избы́ – в избы́, к рекú – на рекú, к землú – на землú и т.п.
    10. Окончание в форме И.п. мн.ч. сущ. глазглáзы.
    11. Общая форма Д. и Т. п.п. мн.ч. сущ. и прилаг.: к молоды́м парня́мс молоды́м парня́м и т.п.
    12. Форма И.п. мн.ч. местоим. весь – вси.
    13. Названия ягод с суфф. =иц=: землянúца, бруснúца и т.п.
    14. Преобладают нестяженные личные формы глаголов с наличием j в ударенных и безударных сочетаниях: быв/áйе/т, рабóт/айе/т и т.п. или зн/áи/т, рабóт/аи/т и т.п.
    15. Ударение на основе в личных формах глаголов II спряж. тащить, катить, дарить, варить, валить, катить, солить: тáщишь, кáтишь, вáлим и т.д.
    16. Инфинитив типа печь у глаголов с основой на заднеязычный согласный и инфинитивов итúть, несть.
    17. Страдат.-безличный оборот с субъектом действия, выраженным сочетанием предлога у с именем в Р.п. ед.ч.: у Ивáна свою́ дочь вы́дано и т.п.
    Западные среднерусские окающие говоры

    Данные говоры сочетают в себе многие черты Северного наречия, Ладого-Тихвинской группы, некоторые черты Юго-западной зоны. Почти все явления, характерные для данных говоров, распространены в них непоследовательно. В западной части данных говоров выделяется Гдовская группа, остальную часть составляют Новгородские говоры.

    Данную группу выделяют следующие особенности:

    1. Гдовский и Полновский типы вокализма (системы переходные от оканья к аканью).
    2. Форма И.п. мн.ч. сущ. жен.р. с суфф. =j= и окончанием : [йáм’йа], бе[р’óз’йа], корзú[н’йа], жéр[д’йа] и т.п.
    3. Форма И.п. мн.ч. с суфф. =ов=, =j= от различных сущ. муж.р.: волóсья, глáзья, сватовья́, стуловья́ и т.п.
    4. Спорадически форма 3 л. ед. и мн.ч. без конечного от глаголов I и II спряж. как с ударенным, так и безударным окончанием: он не[с’ó], они несý, он рабóт[айо], они рабóт[айу] и т.п.; она хóди, они хóдя, он глядú, они глядя́ и т.п.
    5. Форма инфинитива с согласным х на месте с и ш типа спрá[хы]вать, принá[хы]вать, опо[йáхы]вать (так же в говорах Псковской группы).
    6. Словоформы дáстишь, éстишь – 2 л. ед.ч. от глаголов дать, есть.
    7. Ударение на основе в личных формах глаголов типа просúть, любúть: прóшу, лю́бю и т.п.
    8. Дееприч. прош. вр. типа ушóд, уéхат.
    9. Конструкции из глагола быть и инфинитива, выражающие неизбежность, долженствование: быть опоздать ему и т.п.
    10. Слова: печайник, печáльник ‘сковородник’; рéлка ‘участок земли’; мост ’дно лодки’; пéить, пóять ‘петь песни’.

    В характеристике данных говоров черты Западных среднерусских окающих говоров отмечаются непоследовательно, в том числе и следующие характерные именно для Новгородских говоров особенности:

    1. Типы различения гласных в 1-м предударном слоге после мягких согласных: в соответствии с фонемами /о/ – /ě/ – /а/ произносится перед твердыми согласными [е] – [е]– [а] ([н’е]сý – [р’е]кáп[р’а]дý) или [о] – [е] – [а] ([н’о]сý – [р’е]кáп[р’а]дý) или [е] и [о] – [е] – [а] ([н’е]сý и [н’о]сý – [р’е]кá – п[р’а]дý); перед мягкими согласными произносится [е] или [и] – [и] или [е] – [а], изредка [е] ([н’е]сú или [н’и]сú – к [р’и]кé или к [р’е]кéп[р’а]дú, изредка п[р’е]дú).
    2. Возможно произношение [о] на месте заударного е перед твердыми согласными и в конечнм открытом слоге: ó[з’о]ро,вы́ [н’о]с, пó[л’о] и т.п.
    3. Возможно различение гласных /о/ и /а/ во 2-м предударном слоге после твердых согласных: г[о]ловá – д[а]лекó и т.п.
    4. Произношение с начальным [у] слов [у]ржанóй, [у]льнянóй.
    5. Полногласие в слове вóрог ‘враг’.
    6. Сказуемое – несогласуемое страдат. прич. в форме муж.р.: травá скóшен, огурцы́ посóлен и т.п.
    Западные среднерусские акающие говоры

    Данные говоры сочетают в себе черты Западных среднерусских говоров в целом, некоторые черты Северного и Южного наречий, Юго-западной и Западной диалектных зон. В западной части данных говоров выделяется Псковская группа, восточную часть составляют Селигеро-Торжковские говоры.

    Выделяют данную группу говоров следующие особенности:

    1. Сильное яканье.
    2. Случаи редукции гласного [у] и совпадение его с [ъ] в заударных слогах и во 2-м предударном слоге: прóр[ъ]бь, зáм[ъ]жем, фáрт[ъ]к и т.п.; д[ъ]ракá, м[ъ]жикú и т.п., наиболее последовательно р[ъ]кавá.
    3. Цеканье и дзеканье – звуки [т’ с’ ], [д’ з’ ] на месте /т’/, /д’/: [т’ с’ ]úхо, [д’ з’ ]ень и т.п.
    4. Шепелявые [с’’], [з’’] на месте /с’/, /з’/ (изредка на месте /с/, /з/):[с’’]éно, [з’’]имá и т.п.
    5. Р. и В. п.п. ед.ч. местоим. 3 л. жен.р. – [йой], [йонý], изредка онý.
    6. Форма сравнит. ст. с суфф. =óше: сладóше, крепóше и т.п.
    7. Основа с гласным [е] в формах наст.вр. глаголов типа рыть, мыть: мэ́ю, рэ́ешь и т.п.
    8. Формы 3 л. без кончного в ед.ч. у глаголов I и II спряж (он ве[д’ó], она дéл[айо] и т.п.; он хóди, он глядú и т.п.), во мн.ч. – у глаголов II спряж. (они глядя́, они хóдя и т.п.).
    9. Основа глаголов с согласным х на месте с и ш типа спрáхывать, опоя́хывать (также в говорах Гдовской группы).
    10. Дееприч. прош. вр. типа ходúлши.
    11. Сказуемое – несогласуемое страдат. прич. муж. р. картóшка вы́копан, водá принесён и т.п.
    12. Слова: тягáть ‘теребить’ (о льне); пáлец ‘малая рукоятка у косы’; одóнок, одéнье ‘большая укладка снопов в поле’; борóнка, борóнник, борóнщик ‘жеребенок по третьему году’.

    Данные говоры распространены в восточной части Западных среденрусских акающих говоров. В их характеристике объединяются черты Западнорусских акающих говоров в целом, а также некоторые черты Южного наречия, Юго-восточной зоны, говоров Центра и говоров Псковской группы. В этих говорах нельзя выделить комплекса особенностей, который позволил бы рассматривать данные говоры как целостную группу. На разных частях их территории отмечены явления, образующие микроареалы, в частности следующие:

    1. Ассимилятивно-умеренное яканье, сильное яканье, иканье.
    2. Словоформы той – И.п. ед.ч. муж.р. указат. местоим. и тéи – И.п. мн.ч.
    3. Форма глаголов 3 л. ед. и мн.ч. I и II спряж. без конечного =т.
    4. Форма 2 л. ед.ч. возврат. глаголов типа умóе[с’т’а] (‘умоешься’).
    ВОСТОЧНЫЕ СРЕДНЕРУССКИЕ ГОВОРЫ

    Восточные среднерусские говоры сочетают в себе черты Среднерусских говоров в целом, некоторые особенности Северного и Южного наречий, иные чем в Западных среднерусских говорах, черты говоров Центра, а также некоторые диалектные явления говоров Северо-восточной и Юго-восточной диалектных зон. От Западных среднерусских говоров данные говоры отличаются следующими особенностями:

    1. Утрата интервокального j и стяжение гласных в формах прилаг. и глаголов: молодá, стáра, большý, крáсну, молоды́, сúни и т.п.; знáт, рабóтат, белéт и т.п.
    2. Сочетание [бм]: о[бм]áн, о[бм’]éн и т.п.
    3. Конечное сочетание [ст]: мо[ст], хво[ст] и т.п.
    4. Случаи произношения со вставным гласным слов: п[ъ]шенúца, п[ъ]шенó, с[ъ]морóдина.
    5. Форма И.п. мн.ч. сущ. волк, вор с ударением на основе: вóлки, вóры.
    6. Форма Т.п. мн.ч. с окончанием =ми в случаях типа грудьмú, слезмú и т.п.
    7. Различение форм Д. и Т. п.п. мн.ч. имен: к стáрым домáм – за стáрыми домáми и т.п.
    8. Формы ед.ч. личных и возврат. местоим.: Р. – В. п.п. меня́, тебя́, себя́ наряду с тея́, сея́; Д. – П. п.п. мне, тебé, себé.
    9. Форма глаголов 3 л. ед. и мн.ч. с конечным твердым: несёт, несýт, нóсит, хóдят и т.п.
    10. Дееприч. с суфф. =мши: разýмши и т.п.
    11. Слова: мост ‘сени’; стригáн и стригýн ‘жеребенок по второму году’; третья́к ‘жеребенок по третьему году’; брать ‘теребить’ (о льне); брéзговать (как в литерат.); бáять ’разговаривать’; петь (как в литерат.).

    Восточные среднерусские говоры делятся на окающие и акающие.

    Восточные среднерусские окающие говоры, или Владимирско-Поволжская группа

    Выделяют данную группу говоров следующие особенности:

    1. Различение гласных /о/ – /а/ в 1-м предударном слоге после твердых согласных (оканье): д[о]мá, в[о]ды́, к[о]зý – д[а]вáй, стр[а]ды́, тр[а]вý и т.п.
    2. Различение гласных /о/ – /е/ – /а/ в 1-м предударном слоге после мягких согласных: перед твердыми произносится [о] – [е] – [а] ([н’о]сý – [р’е]кá – п[р’а]дý); перед мягкими согласными произносится [е] – [е] – [а] ([н’е]сú – к [р’е]кé – п[р’а]дú).
    3. Возможно чередование [о] и [е] после мягких согласных в зависимости от положения перед твердым или мягким согласным: бе[р’ó]зана бе[р’é]зе и т.п.
    4. Произношение отдельных слов: з[в’ê]зды, г[н’ê]зда, [в’ê]дра; [п’á]тна, зап[р’á]г, пот[р’á]с.
    5. Произношение [у] в соответствии с /о/ во 2-м предударном слоге в абсолютном начале слова: [у]дногó, [у]топрú, [у]гурцы´ и т.п. (возможно [ъ]: [ъ]дногó и т.п.)
    6. Произношение [т’], [д’] в соответствии с [к’], [г’] в корнях и на стыке морфем: [т’]úслый, [д’]úбель и т.п.; рý[т’]и, нó[д’]и и т.п.
    7. Произношение [сн] в соответствии с [чн] в словах пшенú[сн]ый, молó[сн]ый, яú[сн]ица.
    8. Сочетание мн в сооветствии с вн в отдельных словах: да[мн]ó, реже ра[мн]ó, дерé[мн]я.
    9. Форма Р.п. мн.ч. с окончанием =ей от сущ. пáлец, зáяц: пальцéй, зайцéй.
    10. Совпадение форм Т. и П.п.п. прилаг. и притяжат. местоим. в форме с окончанием =им (=ым): с молоды́м, об молоды́м и т.п., с моúм, в моúм и т.п. или в форме с окончанием =ем: с молодэ́м, об молодэ́м и т.п., с моéм, в моéм и т.п.
    11. Словоформа скорé – сравнит. ст.
    12. Названия ягод с суфф. =иг=: землянúга, бруснúга и т.п.
    13. Гласный [е] в исходе основы инфинитива глаголов II спряж. после мягких и отвердевших шипящих: кри[ч’é]ть, кри[ч’é]л, пи[ш’ш’é]ть, пи[ш’ш’é]л, ды[шé]ть, ды[шé]л и т.п.
    14. Глагольные парадигмы типа дéл[айу], дéл[а]шь, дéл[у]т или дéл[у], дéл[а]шь, дéл[ý]т и т.п. (III спряж.); возможны (в северной части говоров) нестяженные сочетания гласных без j: зн/áэ/т, зн/áа/т и т.п.
    15. Слова: крúнка ‘глиняный сосуд с высоким горлом для хранения молока’; боронúть, бороновáть (как в лит.), клýха, клýшка, клýка ‘наседка’, одéнье ‘большая укладка снопов в поле’.

    Говоры данной подгруппы выделяются в пределах группы говоров Владимирско-Поволжской группы следующими особенностями:

    1. Произношение [и] на месте ударенного е между мягкими согласными: в[ú]тер, д[и]нь, солов[ú]й и т.п.
    2. Совпадение гласных /а/ – /о/ – /у/ в гласном [ъ] во 2-м предударном и закрытом заударном слогах после твердых согласных: н[ъ]руби́ть – г[ъ]лова́ – м[ъ]жики́ и т.п.; вы́п[ъ]л – гóр[ъ]д – зáм[ъ]ж и т.п.
    3. Особенности произношения отдельных слов: [у]ржанóй, [у]льнянóй; четвé[р’е]г; пó[в]ню, [в]нóго.
    4. Форма Т.п. ед.ч. с безудар. окончанием =уй от сущ. жен.р. I скл. с твердой основой: с пáлкуй, за дерéвнюй и т.п.
    5. Окончание =аф в форме П.п. мн.ч. сущ.: в домáф, на саня́ф и т.п.
    6. Словоформа сватьбéй – Р.п. мн.ч.
    7. Словоформа туé – В.п. местоим. та.
    8. Форма В.п. ед.ч. местоим. жен.р. 3 л. – еé.
    9. Случаи парадигмы наст. вр. глагола сы́пать – сы́паю, сы́паешь и т.д.
    10. Слова: узгорóда, узгорóдка ‘определенные виды изгороди’; подклéт, подклéть ‘постройка для мелкого скота’; мя́чет, (мячúт)‘мяукает’ (о кошке).

    Говоры данной подгруппы выделяются в пределах группы Владимирско-Поволжской группы следующими особенностями:

    1. При различении гласных в 1-м предударном слоге после мягких согласных возможны случаи произношения [о] на месте : [н’о]сý – [р’е]кáп[р’а]дý и т.п. и [дв’о]нáдцать – [сл’о]пóй – п[р’а]дý и т.п.
    2. Отсутствие интервокального j и стяжение гласных в сочетании =ейе= на стыке основы и окончания глаголов типа бел[é]т, ум[é]т и т.п.
    3. Формы притяжат. местоим. и прилаг. с удар. гласным [é] в ед. и мн. ч.: с моéм, в моéм, моé, моéх и т.д.; с молдэ́м, в большэ́м, с глухéм, худэ́и, дорогéи и т.п.
    4. Форма сравнит. ст. скорé, умнé, быстрé и т.п.
    5. Форма инфинитива печú, беречú и т.п. и печчú, береччú и т.п.
    Восточные среднерусские акающие говоры

    Данные говоры сочетают в себе черты, характерные для восточных среднерусских говоров в целом, ряд черт Южного наречия и Юго-восточной зоны. В пределах Восточных среднерусских акающих говоров выделяются лишь некоторые их части – отдел А, отдел Б и отдел В.

    Говоры отдела А

    Данные говоры выделяются следующими особенностями:

    1. Умеренное яканье с элементами иканья – возможно произношение [и] наряду с [а] перед твердыми согласными.
    2. Возможна разновидность умеренного яканья, при которой перед твердыми согласными произносится [е], а перед мягкими [и].

    Говоры отдела Б

    Данные говоры выделяются следующими особенностями:

    1. Еканье и иканье.
    2. Мягкие т’, д’ с сильным свистящим (реже шипящим) призвуком: [т’ с’ ]úхо, [д’ з’ ]ень и т.п.
    3. Мягкие с’, з’ с сильным шипящим призвуком: [с’’]úний, [з’’]éмлю и т.п.
    4. Цоканье (как правило твердое).
    5. Произношение [кумáр’] ‘комар’.
    6. Форма Р.п. мн.ч. с удар. окончанием =ей у сущ. с основой на ц: наиболее широко огурцéй, но также и купцéй, отцéй, танцéй и т.п.
    7. Форма Д. и П.п.п. ед.ч. с окончанием у сущ. III скл.: по грязé, в грязé и т.п.
    8. Форма Т.п. ед.ч. с безудар. окончанием =уй у сущ. жен.р. разных типов склонения: пáлкуй, с мáмуй, за дере́внюй, гря́зюйгря́зьюй, гря́зей) и т.п.
    9. Форма П.п. мн.ч. сущ с окончанием =аф: на рукáф, на лошадя́ф, в домáф и т.п.
    10. Личное местоим. 3 л. И.п. мн.ч. оны́.
    11. Слова: окóсье ‘деревянная часть косы’; напáлок ‘ручка косы’; цáпля ‘сковородник’.

    Говоры отдела В

    Данные говоры выделяются следующими особенностями:

    1. Умеренное яканье.
    2. Форма Т.п. ед.ч. сущ. III скл. – гря́зей (наряду с гря́зюй) и т.п.
    3. Форма Р.п. мн.ч.с окончанием =ох у сущ. муж.р.: столóх, отцóх и т.п.
    4. Парадигма наст. вр. глагола мочь – мóжу, мóжешь, мóжут наряду с могý, мо[г’ó]шь, могýт.
    5. Отсутствие интервокального j и наличие стяжения гласных на стыке основы и окончания глаголов в сочетаниях =ейе=, =ойе=, =уйе= и реже =айу=: умéт, мот, торгýт и т.п., реже рабóтут и т.п.

    ГОВОРЫ «ЦЕНТРА» И «ПЕРИФЕРИИ»

    Помимо основного диалектного членения и выделения диалектных зон авторы диалектного членения русского языка К.Ф. Захарова и В.Г. Орлова выявили впервые принципиально новое противопоставление русских говоров «центра» и «периферии», которое имеет очень важное значение для исследования как современного состояния русского диалектного языка, так и его истории. Впервые это противопоставление было представлено в разделе «Диалектное членения русского языка» в книге [Русская диалектология 1964].

    Авторы выделяют три типа территории говоров центра, к каждому из которых относятся прежде всего говоры территории, окружающей Москву (см.: карта 4): I тип, минимальный по размерам, включает в себя также часть территории Владимирско-Поволжской группы говоров (они определяются авторами как продолжатели говоров бывшего Ростово-Суздальского княжества); II тип, средний по размерам, охватывает, кроме того, территорию восточных среднерусских говоров, Костромской группы и восточной части Селигеро-Торжковских говоров; III тип, наибольший по размерам, охватывает все восточные среднерусские говоры, часть примыкающей к ним территории говоров северного наречия (до линии Старая Русса – Ржев – Калуга) и смежные с восточными среднерусскими южнорусские говоры Тульской группы и северной части Курско-Орловской.

    В работе [Захарова – Орлова 1970: 67 – 69] общий перечень явлений, в той или иной степени связанных с выделением центральных говоров, представлен в виде следующей таблицы.

    Говоры центра характеризуются как правило теми языковыми чертами, которые совпадают с особенностями литературного языка. «Важно подчеркнуть и вытекающую отсюда ареальную характеристику явлений центра: имея свою собственную территорию, куда не заходят явления, свойственные периферии, явления центра в то же время как бы пронизывают периферию, господствуя на ее отдельных частях или выступая на ней в качестве сосуществующего (факультативного) варианта, наряду с вариантом периферийным» [Бромлей 1985: 9].

    Диалектные особенности, которые характеризуют периферийные говоры, отличаются тем, что ни одна из этих особенностей не распространена на всей периферии, и лишь в совокупности они противопоставляют периферийные говоры центральным.

    Наблюдения разных исследователей позволяют сделать вывод не только о внутреннем единстве периферийных говоров (в 60-е гг. XX в. это было еще неясно), но и о том, что является общим для тех черт, по которым эти говоры противопоставляются центральным. «Становится все более очевидным по преимуществу архаический характер тех черт, которыми в выявленном противопоставлении характеризуются периферийные говоры, их связь с общевосточнославянским (древнерусским) состоянием. Черты же, специфические для центральных говоров, в этой оппозиции предстают как новообразования, возникшие в свое время в восточной части восточнославянской территории – бывшей окраине славянского мира. Связь с важнейшими глубинными процессами, имевшими некогда место в восточнославянской языковой области, как раз и определяет важность обнаруженного в 60-е годы диалектного противопоставления, ставшего известным как противопоставление центра и периферии на территории древнейшей русской колонизации» [Бромлей 1985: 13].

    Лингвистическую сущность противопоставления говоров центра и периферии составляют различия их фонетических систем по признаку вокальность

    консонантность. Это связано с тем, что в основе развития фонетического строя русского диалектного языка, лежит тенденция к повышению в нем роли согласных, но в разных говорах эта тенденция осуществляется неодинаково (см. подробнее в ПРИЛОЖЕНИИ).

    Обнаружение противостояния центра и периферии как новых, своеобразных единиц диалектного членения русского языка, и связь этой лингвогеографической оппозиции с важнейшими языковыми процессами, возникшими некогда в восточнославянской языковой области, являются значительным событием в изучении русского языка. Эта новая ступень в исследовании русского диалектного языка оказалась возможной только при наличии карт ДАРЯ, на которых представлены диалектные различия, раскрывающие противопоставление центра и периферии.

    Видео:Наречие| Русский языкСкачать

    Наречие| Русский язык

    Северные диалекты русского языка примеры

    Диалектное членение русского языка северное наречие

    Се́верное наре́чие ру́сского языка́ — одна из двух больших диалектных групп, на которые разбивается русский язык.

    Видео:Чвакну на прощание. Пензенский диалект русского языкаСкачать

    Чвакну на прощание. Пензенский диалект русского языка

    Содержание

    Видео:Что такое наречие? Наречие как часть речиСкачать

    Что такое наречие? Наречие как часть речи

    Ареал распространения

    Южная граница северного наречия проходит приблизительно по верхней Волге и далее по южной границе Новгородской и Псковской областей. Сибирские старожильческие говоры, хотя и происходят генетически от северного наречия, утратили часть его архаических черт под влиянием говоров переселенцев с юга России.

    В зависимости от ареала распространения различаются следующие группы говоров севернорусского наречия:

    Костромская группа говоров занимает особое место и является по своей сущности переходной между северорусским наречием и среднерусскими говорами, образовавшись путём «наложения» друг на друга древненовгородского диалекта и диалекта Ростово-Суздальской земли. Она распространена на территориях Пошехонского, Рыбинского, Даниловского, Любимского и отчасти Ярославского района Ярославской области, а также большей части Костромской области (за исключением говоров Нерехтского, Красносельского, Галичского, Солигаличского и Чухломского районов). Указанные особенности можно объяснить двумя причинами:

    На территории этих областей выделяют говоры:

    От прочих групп северно-русского наречия она отличается следующим:

    Видео:1.3.Говор, диалект, наречие. Ключевые понятия курса "Русские диалекты взгляд из Сибири".Скачать

    1.3.Говор, диалект, наречие. Ключевые понятия курса "Русские диалекты взгляд из Сибири".

    Лингвистические особенности

    История

    Фонетика

    Северное наречие характеризуется оканьем, кое-где еканьем, а в окончаниях и корнях слов, упрощениями групп согласных, которые различаются по разным говорам северного наречия, твердым произношением шипящих Щ и Ж. Резкая отличительная черта северного наречия от южного — произнесение в северном наречии Г взрывного, которому соответствует южное Г фрикативное. Обилие долгих гласных и дифтонгов в результате выпадения йота. В ряде говоров северного наречия широко распространено также цоканье.

    Некоторые другие специфические фонетические черты севернорусского наречия (по сравнению с иными восточнославянскими наречиями):

    — говоры, различающие переднеязычные твёрдое «л» и мягкое «ль» — Новгородские, Костромские, Архангельские;

    — говоры, различающие смычно-проходные боковые согласные, [л’] (перед гласными переднего ряда)и [l] (перед гласными заднего ряда), чередующееся в конце слова и слога с [ў] — Вологодские и Великоустюгские;

    — говоры, различающие [ў] (на месте твёрдого «л» в литературном языке) и [l] (перед гласными переднего ряда, кроме «и»), которое смягчается перед «и» в «ль» — говоры к югу и западу от Санкт-Петербурга, включая некоторые населённые пункты Колпинского, Пушкинского и Петродворцового районов;

    Лексика

    Северное наречие характеризуется значительным количеством общей для северных говоров лексики, в частности, таких слов, как изба, квашня, озим(ь), лаять, ухват, орать/арать (пахать), жито (рожь), беседки (посиделки), шибко (очень), баской (хороший, красивый) и других.

    Грамматика

    Северное наречие обладает своеобразной грамматической системой. К ее особенностям относятся прежде всего многообразные формы перфекта и плюсквамперфекта (например, перфект финского типа «он приехавши», перфект германского типа «у него уйдёно», плюсквамперфект «он был пришел»), отсутствующие в русском литературном языке; частое употребление постпозитивной частицы -то, которая склоняется в ряде говоров по родам; в таком случае она расценивается некоторыми [8] как артикль.

    Как и в литературном языке, утрачены звательный падеж и чередование согласных в именном склонении (очевидно, под влиянием германских и прибалтийско-финских языков).

    — наличие 4-х спряжений (вместо двух в литературном) — за счёт выделения в самостоятельные спряжения глаголов типа «думать» и «расти»;

    — окончания «мо» и «тё» в 1 и 2 лице мн.ч глаголов (вместо «-м» и «-те» в литературном языке).

    2. В существительном:

    — сохранение различий между именительным и винительным падежами нетематического склонения (напр. мать и матерь, кроw и кровь (произносится «крофь»));

    Синтаксис

    Вопросительные необстоятельственные предложения в севернорусском наречии существуют в двух вариантах:

    — путём изменения интонации повествовательного предложения (как в чешском или итальянском языках);

    — посредством постановки перед вопросительным предложением частицы «ти» (аналога частиц «czy» в польском и «цi» в белорусском языках), при этом «ли» (широко распространённая в русском литературном языке) в говорах Севера России практически не употребляется.

    В севернорусском наречии утвердительная частица «так» используется чаще, чем «да» (типичная в русском литературном языке). Вместе с тем, и та, и другая частица при утвердительном ответе в одиночку употребляется реже, поскольку в севернорусском наречии (как и в старославянском) для утвердительного ответа используется повторение глагола в заданном вопросе (рассматриваемое как архаизм в общеславянском контексте). Ответ же просто «так» или «да» стилистически маркирован (такой ответ коренные жители, например, Вологды или Петербурга, воспринимают как невежливость по отношению к себе, нежелание продолжать разговор).

    — использование конструкции «о + слово в местном падеже» для обозначения частей и целого, например, «змей о семи головах» или «трамвай о трёх нумерах» вместо употребляющихся в литературном языке словосочетаний «змей с семью головами» или «трамвай с тремя номерами»;

    — использование твёрдого, а не мягкого инфинитива в сочетании с глаголами движения, многими расцениваемого как рудиментную форму супина, например, «идоw орат» (иду пахать).

    Видео:Диалектное членение. Карты 1914 и 1964 годов. Часть 1. Диалекты. Краткая история формированияСкачать

    Диалектное членение. Карты 1914 и 1964 годов. Часть 1. Диалекты. Краткая история формирования

    История изучения наречия

    В изданной в 1964 году работе «Народы Европейской части СССР» приводится группировка северного наречия с некоторыми уточнениями [

    Видео:Диалекты русского языкаСкачать

    Диалекты русского языка

    Почему в России все говорят по-разному? Все, что вы должны знать о диалектах русского языка

    Диалектное членение русского языка северное наречие

    1. Современный русский язык – лишь один из диалектов древнерусского языка

    Древние люди, населявшие Русь, были в основном неграмотны, не могли проверить использование слов в словаре и не придерживались определенных правил в речи. Поэтому до XIV века долитературный древнерусский язык развивался как устный: стихийно.

    К XIV же веку Русь представляла собой удельные княжества, часть из которых была захвачена татаро-монголами. Но древнерусский язык продолжал развиваться.

    В географически близких областях эволюция речи происходила по-разному. Постепенно выделились три диалекта: украинский, белорусский и русский. Каждый из них в итоге сформировался в отдельный язык, сейчас это близкие восточнославянские языки.

    2. В русском языке три основных диалекта

    Несмотря на то, что Россия такая большая, лингвисты выделяют всего три группы говоров: северные, южные и среднерусские, в которых произошло взаимопроникновение северных и южных черт.

    Директор института лингвистики РГГУ Игорь Исаев говорит, что условную границу между диалектами на западе и востоке России можно прочертить по центральной европейской части, если провести линию от Кирова, через Нижний Новгород и до Саратова на юге.

    Диалектное членение русского языка северное наречие

    Все говоры восточнее этой границы – а значит, весь Урал, Сибирь и Дальний Восток – сформировались на основе говоров старейших славянских племен. Это язык переселенцев из центра России, который с течением времени изменился незначительно.

    Поэтому во Владивостоке вы вряд ли почувствуете сильную разницу в речи по сравнению с Москвой. Гораздо сильнее будет отличаться, например, речь жителей северного Архангельска и южного Краснодара.

    3. Литературный язык сформировался вокруг политического центра

    Во всех крупных городах России говорят преимущественно на так называемом литературном языке. Архаичные диалекты конца XIX века постепенно разрушаются. И все же нельзя утверждать, что все русские говорят одинаково.

    Обязательно «выдадут» себя просторечия, особенно в деревнях и маленьких городах, а также среди людей старшего возраста. Но эти отличия никогда не будут столь сильны, как в разных регионах Италии и тем более Китая. За исключением отдельных редких слов все русские поймут друг друга.

    4. Основные отличия северного и южного диалекта от литературной нормы

    Диалектное членение русского языка северное наречие

    Различия просматриваются на всех уровнях языка: в фонетике (произношении звуков), морфологии (склонении и изменении слов в зависимости от падежа и числа), лексике (употреблении слов). Вот лишь некоторые из отличительных черт:

    5. Каждый регион обладает своими особенностями

    Помимо основных диалектов, многие области имеют местные особенности.

    Нелли Красовская приводит интересный пример: в Тульской области есть слово «казюк», так называли рабочих тульских оружейных заводов. Произошло это слово от слова «казна», потому что заводы спонсировались из государственной казны, а работа была престижная и высокооплачиваемая.

    Словом «жалик» туляки называют пряник без начинки, испечённых из остатков теста, которое месили вероятно для знаменитого тульского пряника.

    В Вологде же, например, как рассказывает Игорь Исаев, слово «стая», означающее во всей России «стаю птиц» или других животных, используется также для обозначения хозяйственной постройки для мелкого скота. А например пруд вологжане называют «вица».

    Видео:Речевая археология: простой деревенский разговорСкачать

    Речевая археология: простой деревенский разговор

    Северорусское наречие

    Диалектное членение русского языка северное наречие

    Диалектное членение русского языка северное наречие

    Се́верное наре́чие ру́сского языка́ — одна из двух больших диалектных групп, на которые разбивается русский язык.

    Видео:Диалекты русского языка (рассказывает филолог Игорь Исаев)Скачать

    Диалекты русского языка (рассказывает филолог Игорь Исаев)

    Содержание

    Видео:Диалектное членение. Карты 1914 и 1964 годов. Часть 2. Точка отсчета научной классификацииСкачать

    Диалектное членение. Карты 1914 и 1964 годов. Часть 2. Точка отсчета научной классификации

    Ареал распространения

    Южная граница северного наречия проходит приблизительно по верхней Волге и далее по южной границе Новгородской и Псковской областей. Сибирские старожильческие говоры, хотя и происходят генетически от северного наречия, утратили часть его архаических черт под влиянием говоров переселенцев с юга России.

    В зависимости от ареала распространения различаются следующие группы говоров севернорусского наречия:

    Костромская группа говоров занимает особое место и является по своей сущности переходной между северорусским наречием и среднерусскими говорами, образовавшись путём «наложения» друг на друга древненовгородского диалекта и диалекта Ростово-Суздальской земли. Она распространена на территориях Пошехонского, Рыбинского, Даниловского, Любимского и отчасти Ярославского района Ярославской области, а также большей части Костромской области (за исключением говоров Нерехтского, Красносельского, Галичского, Солигаличского и Чухломского районов). Указанные особенности можно объяснить двумя причинами:

    На территории этих областей выделяют говоры:

    От прочих групп северно-русского наречия она отличается следующим:

    Видео:Диалекты, говоры, наречия - кто есть кто?Скачать

    Диалекты, говоры, наречия - кто есть кто?

    Лингвистические особенности

    История

    Фонетика

    Северное наречие характеризуется оканьем, кое-где еканьем, а в окончаниях и корнях слов, упрощениями групп согласных, которые различаются по разным говорам северного наречия, твердым произношением шипящих Щ и Ж. Резкая отличительная черта северного наречия от южного — произнесение в северном наречии Г взрывного, которому соответствует южное Г фрикативное. Обилие долгих гласных и дифтонгов в результате выпадения йота. В ряде говоров северного наречия широко распространено также цоканье.

    Некоторые другие специфические фонетические черты севернорусского наречия (по сравнению с иными восточнославянскими наречиями):

    — говоры, различающие переднеязычные твёрдое «л» и мягкое «ль» — Новгородские, Костромские, Архангельские;

    — говоры, различающие смычно-проходные боковые согласные, [л’] (перед гласными переднего ряда)и [l] (перед гласными заднего ряда), чередующееся в конце слова и слога с [ў] — Вологодские и Великоустюгские;

    — говоры, различающие [ў] (на месте твёрдого «л» в литературном языке) и [l] (перед гласными переднего ряда, кроме «и»), которое смягчается перед «и» в «ль» — говоры к югу и западу от Санкт-Петербурга, включая некоторые населённые пункты Колпинского, Пушкинского и Петродворцового районов;

    Лексика

    Северное наречие характеризуется значительным количеством общей для северных говоров лексики, в частности, таких слов, как изба, квашня, озим(ь), лаять, ухват, орать/арать (пахать), жито (рожь), беседки (посиделки), шибко (очень), баской (хороший, красивый) и других.

    Грамматика

    Северное наречие обладает своеобразной грамматической системой. К ее особенностям относятся прежде всего многообразные формы перфекта и плюсквамперфекта (например, перфект финского типа «он приехавши», перфект германского типа «у него уйдёно», плюсквамперфект «он был пришел»), отсутствующие в русском литературном языке; частое употребление постпозитивной частицы -то, которая склоняется в ряде говоров по родам; в таком случае она расценивается некоторыми [8] как артикль.

    Как и в литературном языке, утрачены звательный падеж и чередование согласных в именном склонении (очевидно, под влиянием германских и прибалтийско-финских языков).

    — наличие 4-х спряжений (вместо двух в литературном) — за счёт выделения в самостоятельные спряжения глаголов типа «думать» и «расти»;

    — окончания «мо» и «тё» в 1 и 2 лице мн.ч глаголов (вместо «-м» и «-те» в литературном языке).

    2. В существительном:

    — сохранение различий между именительным и винительным падежами нетематического склонения (напр. мать и матерь, кроw и кровь (произносится «крофь»));

    Синтаксис

    Вопросительные необстоятельственные предложения в севернорусском наречии существуют в двух вариантах:

    — путём изменения интонации повествовательного предложения (как в чешском или итальянском языках);

    — посредством постановки перед вопросительным предложением частицы «ти» (аналога частиц «czy» в польском и «цi» в белорусском языках), при этом «ли» (широко распространённая в русском литературном языке) в говорах Севера России практически не употребляется.

    В севернорусском наречии утвердительная частица «так» используется чаще, чем «да» (типичная в русском литературном языке). Вместе с тем, и та, и другая частица при утвердительном ответе в одиночку употребляется реже, поскольку в севернорусском наречии (как и в старославянском) для утвердительного ответа используется повторение глагола в заданном вопросе (рассматриваемое как архаизм в общеславянском контексте). Ответ же просто «так» или «да» стилистически маркирован (такой ответ коренные жители, например, Вологды или Петербурга, воспринимают как невежливость по отношению к себе, нежелание продолжать разговор).

    — использование конструкции «о + слово в местном падеже» для обозначения частей и целого, например, «змей о семи головах» или «трамвай о трёх нумерах» вместо употребляющихся в литературном языке словосочетаний «змей с семью головами» или «трамвай с тремя номерами»;

    — использование твёрдого, а не мягкого инфинитива в сочетании с глаголами движения, многими расцениваемого как рудиментную форму супина, например, «идоw орат» (иду пахать).

    Видео:Уроки русского языка НаречиеСкачать

    Уроки русского языка  Наречие

    История изучения наречия

    В изданной в 1964 году работе «Народы Европейской части СССР» приводится группировка северного наречия с некоторыми уточнениями [

    Видео:Диалекты русского языкаСкачать

    Диалекты русского языка

    Северные диалекты русского языка примеры

    Войти

    Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

    Видео:Наречие | Русский язык 4 класс #23 | ИнфоурокСкачать

    Наречие | Русский язык 4 класс #23 | Инфоурок

    Русский язык и его диалекты.Особенности южнорусского наречия. Южная, или Орловская, группа говоров.

    Русский язык и его диалекты. Особенности южнорусского наречия.

    Южная, или Орловская, группа говоров. Среднерусские говоры.

    «Народы Европейской части СССР».

    т 1. Москва, Наука-1964.

    Диалекты русского языка ( кликабельно ).

    Территориальные диалекты русского языка проявляются главным образом в разговорной речи сельского населения и, в какой-то мере, в речи горожан. Русские территориальные говоры в наше время утрачивают специфические черты. Этот процесс, начавшийся давно, в связи с движением населения внутри страны. Носителями традиционных особенностей народных говоров являются сейчас главным образом старшие поколения сельского населения. Большинство диалектных различий обычно связывают с теми эпохами, когда еще не существовала или нарушалась целостность данной народности, ее территориальная и соц. общность.

    Причины образования диалектных различий могли быть как внутреннего порядка (новообразования, возникшие в результате внутреннего развития диалектов в условиях средневековья), так и внешнего (например, влияние извне или ассимиляция иноязычного населения). В ходе образования Русского централизованного государства, объединявшего все больше и больше русских земель, усилилось взаимовлияние диалектов.

    Выделение диалектных групп основывается главным образом, на диалектных различиях в фонетике и морфологии. Синтаксические различия в говорах современного русского языка заключаются в том, что отдельным говорам свойственны особые модели словосочетаний, предложений или особые значения каких-либо моделей, понятные, но неупотребительные в других.

    В русском языке выделяют два основных наречия: Севернорусское и Южнорусское, и полосу Среднерусских говоров между ними.

    Южная, или Орловская, группа охватывает говоры юго-западной части Тульской обл, Орловской, восточной половины Брянской, Белгородской, Курской, запада Воронежской областей, а также говоры по нижнему течению Дона и на Северном Кавказе.

    Восточная, или Рязанская, группа говоров занимает территорию Рязанской обл, к югу от Оки, Тамбовскую и Воронежскую области (без западных районов). К той же группе относятся южнорусские говоры Пензенской, Саратовской областей, а также некоторых районов Волгоградской области.

    Для южнорусского наречия характерны еще некоторые особенности, не связанные с отдельными группами, а имеющиеся в разных частях говоров этого наречия: смягчение -к- после мягких согласных (Ванькя, хозяйкю ), что свойственно и говорам вологодско-кировской группы; замена -ф- на -х- или -хв- : сарахван, кохта, окончание –охо- в родительном падеже прилагательных и местоимений (особенность, встречающаяся также в некоторых говорах севернорусского наречия); согласование существительных среднего рода с прилагательным в женском: моя платье, большая ведро.

    Среднерусские говоры, занимающие территорию между севернорусским и южнорусским наречиями, характеризуются сочетанием аканья с севернорусскими чертами. По происхождению это в основном севернорусские говоры, утратившие оканье и воспринявшие некоторые особенности южных говоров.

    Проникновение некоторых южнорусских явлений на север и севернорусских на юг происходит и за пределами собственно среднерусских говоров, В частности, во владимирско-поволжской группе наблюдается проникновение значительного числа южнорусских форм. С другой стороны, диалектные единства, выделяемые по одним явлениям, нередко нарушаются другими. которые характеризуют только часть говоров данного диалекта и при этом могут объединить эти говоры с говорами каких-либо других наречий.

    Например, западная и отчасти олонецкая группы говоров севернорусского наречия по формам местоимений 3-го лица — й он-,— й ена- и — й ено- объединяются с псковской подгруппой и частью других среднерусских говоров, и одновременно с говорами западной и южной, или орловской, групп южнорусского наречия.

    Орловская и западная группы южнорусского наречия по признаку твердых губных согласных на конце слова в соответствии с мягкими губными в других говорах и в литературном языке (сем, голуб вместо семь, голубь), объединяются с Псковской подгруппой и частью западной подгруппы среднерусских говоров и почти со всем севернорусским наречием ( исключая владимирско-поволжские говоры, и некоторые говоры вологодско-вятской группы ).

    Рассмотрение особенностей диалектного различия в русском языке непосредственно связано с тематикой отдельных отличий, существующих внутри историко-культурных групп Русского народа.

    Особенности в материальной культуре населения южных и северных областей отмечаются археологами еще у древних восточнославянских племен. Возникали различия и в результате ассимиляции восточными славянами иноязычного неславянского населения Восточной Европы в X—XIII вв. и в процессе расселения русских и вхождения в их состав представителей других национальностей в более позднее время (XVI—XVII вв. и позднее). Своеобразные историко-культурные группы возникали как следствие различных переселений из одной области в другую, формирования военнослужилого населения на границах государства (казаки, однодворцы и тд).

    По этнографическим и диалектологическим признакам наиболее заметно различается русское население северных и южных областей. Между ними находится широкая переходная зона.

    Южнорусские черты в культуре, быте населения и южный «акающий» диалект преобладают на территории от бассейна р. Десны на западе до Пензенской обл. на востоке и примерно от Оки на севере и до бассейна Хопра и среднего Дона на юге (большая часть Рязанской, Пензенской, Калужской областей,Тульская, Тамбовская, Липецкая, Орловская, Курская и тд.). Этнографические различия между севером и югом имеются и в типах сельских поселений и постройках.

    Среднерусская группа является как бы связующим звеном между северным и южным русским населением. В ее материальной и духовной культуре сочетаются северные и южные черты. С другой стороны, многие местные характерные особенности (в одежде, постройках, обычаях) получили широкое распространение на севере и юге.

    На западе южнорусской территории (в бассейне Десны и Сейма) живет население, называемое полехи в культуре его, кроме основных южнорусских черт, прослеживается значительная общность с белорусами, а частью литовцами. К полехам, по-видимому, примыкает группа горюнов, живущих на Украине (по старому административному делению в б. Путивльском уезде Курской губ.). В Курской обл. есть группа населения, называемая саяны, отличающаяся некоторыми особенностями в языке и быте.

    Видео:Русский язык. Степени сравнения НАРЕЧИЙ. ВидеоурокСкачать

    Русский язык. Степени сравнения НАРЕЧИЙ. Видеоурок

    Диалекты русского языка

    «Нам дан во владение самый богатый, меткий, могучий и поистине волшебный русский язык»Н. А.Бердяев, русский религиозный и политический философ XIX-XX вв.

    Язык в своем основном значении — средство коммуникации. Сейчас невозможно представить жизнь без изучения иностранных языков. Но порой мы настолько глубоко погружаемся в их познание, что забываем про русский язык. Русский язык является восьмым в мире по количеству владеющих им носителей и седьмым по общему количеству говорящих на нем. Русский язык многогранен, уникален и гениален. Чтобы лучше узнать русский язык, необходимо рассмотреть его особенности, его диалекты.

    Основы диалектологии

    Диалектология (от греч. dialektos «разговор, говор» + logos «слово, учение») — раздел лингвистики, который занимается изучением диалектов того или иного языка как целостной системы. Диалект — разновидность национального языка, которая употребляется на конкретной территории или используется определенной группой лиц, относящихся к одному социальному или профессиональному классу.

    Диалект также определяется как целостная система общения с некоторыми словарными и грамматическими особенностями. Черты диалекта характерны в большей части для устной речи. Однако его можно использовать в художественной литературе для более точной передачи речевых различий героев произведения.

    Основными видами диалектов являются социальные и территориальные.

    Социальный диалект — это вид национального языка, который присущ разным социальным группам. Эти диалекты объединяются по возрасту или по профессиональной принадлежности. Среди данного типа выделяют арго, жаргон и молодежный сленг. Для них характерны изменения в лексике, фразеологии и семантике.

    Территориальные диалекты используются для выражения устной формы языка, которая характерна для определенной территории и закреплялась на протяжении многих лет. Для этой разновидности национального языка характерны некоторые фонетические, грамматические, лексические и синтаксические особенности.

    Путь формирования диалектов русского языка

    Диалектное членение русского языка северное наречие

    Древние славянские диалекты на Дунае // From Wikimedia Commons by Daemon2010

    Образование диалектных групп русского языка происходило в процессе взаимодействия большинства диалектов древнерусского языка. Древние люди, населявшие Русь, в большей степени не знали грамоты, не умели пользоваться словарем, поэтому до XIV века древнерусский язык развивался как устный. К XIV веку Русь состояла из удельных княжеств, часть из которых находилась в вассальной зависимости от монголо-татарского ига. Однако древний русский язык не переставал развиваться.

    Современная лингвистика различает между собой белорусский, украинский и русский языки, поскольку они являются самодостаточными близкородственными языками восточнославянской ветви индоевропейской семьи. Однако представление о статусе белорусского и украинского языков в начале XX века было отличным от принятого сейчас.

    В 1914 году Московская диалектологическая комиссия составила «Диалектологическую карту русского языка в Европе». В ней было указано, что русский, украинский и белорусский языки являются диалектами одного языка. В 1964 году была выпущена «Диалектологическая карта русского языка», а спустя шесть лет была издана монография «Диалектное членение русского языка» К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой, в которых описывались лингвистические особенности говоров и наречий русского языка.

    Диалекты и их особенности

    Несмотря на то, что Россия по площади территории занимает первое место в мире, современные лингвисты выделяют только три диалекта русского языка: северный, южный и среднерусский.

    Диалектное членение русского языка северное наречие

    Диалектологическая карта 1965 года // From Wikimedia Commons by Trevbus

    Северное наречие обнаруживается в северной части страны, центральных областях Европейской части России. К главным городам, в которых говорят на данном диалекте, относят Архангельск, Петрозаводск, Великий Новгород, Вологду, Ярославль, Владимир, Кострому, Великий Устюг.

    Южное наречие находится в пределах европейской части России. Можно выделить такие города, как Калуга, Смоленск, Рязань, Тула, Воронеж, Ростов-на-Дону, Краснодар, Сочи.

    Среднерусские говоры соединяют в себе диалектные особенности двух наречий. Главными городами являются Псков, Тверь, Москва, Нижний Новгород, Саратов.

    Региональные отличия

    Несмотря на разделение языка на три основных диалекта, многие регионы имеют свои местные особенности. В Тульской области распространено слово «казюк», которое означает рабочих Тульских оружейных заводов. Данное слово произошло от слова «казна», потому что заводы находились на государственном финансировании, и работа там была высокооплачиваемой и востребованной. В Пензе кружкой называют только железный ее вариант, а фарфоровая или стеклянная называется бокалом. Для Кубани характерны следующие слова и выражения: «хозяевья» — хозяева, «не дать ума» — бесполезно, «она ему всю голову разбила» — надоела болтовней. На Волге говорят «остюлька» в значении соринка, «булдыжка» значит куриная ножка. На Урале часто употребляют «зачем» вместо «почему», а «скучать по тебе» заменяют «скучать за тобой». В Сибири и на Алтае одним из основных слов населения является глагол «этовать», которым можно обозначить совершение любого действия.

    Интересные факты о русском языке

    Русский язык — язык изящный и самобытный, он поражает красотой слова. Не зная своего родного языка, нельзя в полной мере овладеть чужим.

    Видео:Правописание наречий | Русский язык ЦТ, ЕГЭСкачать

    Правописание наречий | Русский язык ЦТ, ЕГЭ

    ⓘ Наречия русского языка — основные диалектные величины, размещённые на территории распространения русского языка и разделяющие его на относительно равноценные по ..

    Наречия русского языка

    Наречия русского языка — основные диалектные величины, размещённые на территории распространения русского языка и разделяющие его на относительно равноценные по размерам части. В северной части локализуется северное наречие, а в южной части, соответственно, южное. Наречия представляют собой объединения нескольких групп говоров, объединённых общими диалектными чертами и расположенных в областях полного совмещения ареалов этих диалектных черт, характеризующих в отдельности каждое из наречий. Территория русских говоров первичного формирования, север и юг которой занимают наречия, разделяется пучками изоглосс, идущих с запада на восток. Изоглоссы очерчивают ареалы диалектных явлений каждого из наречий, включая такие важные для языковых характеристик и противопоставленные друг другу, как оканье, смычное образование звонкой задненёбной фонемы и т. д. на юге. Количество и характер таких соответственных явлений, связанных со всеми уровнями языка, и соотносительность между языковыми комплексами двух наречий позволяет оценить такой тип членения русского языка в целом в сравнении с другими как главный. Наречия объединяют в себе только общие языковые черты, характерные одновременно нескольким группам говоров, и не являются реальным языком сельского населения, но содержат яркие особенности, противопоставляющие речь жителей данной крупной диалектной территории речи жителей другой крупной территории.

    Видео:Диалектное членение. Карты 1914 и 1964 годов. Часть 3. Современный научный подходСкачать

    Диалектное членение. Карты 1914 и 1964 годов. Часть 3. Современный научный подход

    1. Наречия на диалектологических картах русского языка

    Границы наречий как территориальных подразделений русского языка и основные признаки, характеризующие наречия, были впервые отмечены в Опыте диалектологической карты русского языка в Европе с приложением очерка русской диалектологии, подготовленном членами Московской диалектологической комиссии Н. Н. Дурново, Н. Н. Соколовым и Д. Н. Ушаковым и изданном в 1915 году. В традициях диалектологии того времени, рассматривавшей на территории распространения русского языка великорусскую, белорусскую и малорусскую составляющие, наречиям были даны соответствующие названия — северновеликорусское и южновеликорусское.

    В составленной в 1964 году новой диалектологической карте опубликованной впервые в работе Русская диалектология под редакцией Р. И. Аванесова и В. Г. Орловой в 1965 году после масштабных исследований 1945 — 1965 годов на территории распространения русского языка также были выделены северное и южное наречие, но при этом подверглись пересмотру и изменению границы наречий и границы некоторых групп говоров, а также были выделены новые группы внутри наречий. В работе К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой Диалектное членение русского языка, рассматривающей новую группировку говоров, были изложены принципы выделения наречий наряду с другими диалектными объединениями русского языка на основе изучения закономерностей распространения диалектных различий и значительно расширена языковая характеристика наречий. Авторы новой диалектологической карты стали придерживаться нового наименования наречий — северное наречие и южное наречие реже севернорусское и южнорусское — вместо северновеликорусского и южновеликорусского.

    1.1. Наречия на диалектологических картах русского языка Диалектологическая карта 1915 года

    При составлении карты русских говоров 1915 года её авторы опирались преимущественно на характер распространения отдельно взятых в данном случае фонетических языковых явлений. Пределы распространения смычно-взрывного произношения звонкой задненёбной фонемы южновеликорусского наречия, которые широко распространены и на территории северновеликорусского наречия); некоторые черты были указаны без уточнения об отсутствии их на значительной части наречия наличие постпозитивной частицы в северновеликорусском наречии и др.; часть широко распространённых в наречиях черт не была указана в их характеристиках. В ряде случаев границы групп говоров на карте проведены пунктиром и отмечены авторами как «границы, проведённые гадательно».

    1.2. Наречия на диалектологических картах русского языка Диалектологическая карта 1965 года

    Территории наречий на диалектологической карте 1965 года были определены как области, в которых полностью совмещалось значительное число ареалов характерных для наречий диалектных явлений, относящихся к разным уровням языка — фонетике, грамматике, лексике, реализующихся в неограниченном количестве языкового материала и связанных характером соотносительности. В числе таких явлений преимущественно были выбраны двучленные соответственные явления, каждый из членов которого распространялся на территории одного наречия, отсутствуя на территории другого наречия.

    Такой подход к выделению наречий неизбежно привёл к пересмотру их границ. Значительные территории северновеликорусского наречия условность отнесения говоров которых к северным была отмечена ещё авторами карты 1915 года вошли в состав среднерусских говоров на карте 1965 года. В их числе Владимирско-Поволжская группа, окающие говоры которой кроме северных включают также черты южного наречия и юго-восточной диалектной зоны. Территория южного наречия на карте 1965 года расширилась за счёт включения в неё говоров, определявшихся на карте 1915 года как белорусские или переходные от белорусских к южновеликорусским современные говоры Западной, Верхне-Днепровской и Верхне-Деснинской групп, а граница русского с белорусским и украинским языками проведена в основном по государственной границе Белоруссии и Украины с Россией. Такие изменения в диалектных объединениях авторами карты 1965 года объясняются тем, что пограничные говоры белорусского и русского языков хоть и объединены общими языковыми явлениями, но существование их под влиянием разных национальных языков привело к тому, что современные языковые системы данных говоров вошли в органическое сочетание с элементами языковых систем белорусского и русского языков каждые на своей территории, и не могут считаться характерными преимущественно для одного из этих языков. Исходя из этого граница между языками проведена в основном по государственной границе, хотя фактически она не является настолько определённой. Пограничные с русскими украинские говоры в отличие от белорусских отчётливо противопоставляются русским, имея небольшое число общих языковых черт. Некоторые территории малорусских говоров и малорусских говоров, переходных к южновеликорусским на карте 1915 года с фактическим преобладанием русских населённых пунктов отнесены к территории русского языка на карте 1965 года, а говоры малочисленных украинских сёл не картографированы. Различия между границами наречий отражаются и в выбранном охвате при составлении диалектологических карт, на карте 1915 года отображается территория всей Европейской части России, на карте 1965 года территория ограничена лишь центральными областями, которые были определены как территория первичного формирования русских говоров.

    Видео:РАЗНЫЕ ГОВОРЫ РУССКОГО ЯЗЫКАСкачать

    РАЗНЫЕ ГОВОРЫ РУССКОГО ЯЗЫКА

    2. Этнографические и языковые границы наречий

    Выделения наречий на диалектологических картах 1915 и 1965 годов проводились на основе методов лингвистической географии которые заключаются в выявлении территорий диалектов как сочетаний ареалов языковых явлений, очерченных пучками изоглосс, во внимание принимались исключительно границы языковые, границы же экстралингвистических явлений при этом сознательно не учитывались. В этом случае диалект наречие был определён как единица лингвогеографического членения языка.

    В то же время существуют точки зрения, по которым при выделении наречий диалектов необходимо учитывать не только языковой ландшафт, но и социально-исторические факторы. Так, важными критериями выделения диалектов, по мнению Р. И. Аванесова, следует считать этническое и национальное самосознание, оценку соседей, элементы материальной и духовной культуры, историко-культурные традиции и т. п., Г. А. Хабургаев предлагал определять диалект как язык исторически сложившейся области, сочетающий в равной мере на карте совокупности языковых и этнографических границ. Разделение территории распространения русского языка на северное и южное наречие согласуется с этой точкой зрения. Границы наречий во многом совпадают с границами северной и южной историко-культурных зон на Европейской территории русского расселения, две наиболее крупные этнографические группы русских, северная и южная, сочетают как диалектные, так и культурные особенности. В то же время наличие русского самосознания становится одним из критериев при разграничении диалектов русского языка от близкородственных диалектов белорусского языка и диалектов украинского языка.

    3. История образования наречий

    Происхождение современных наречий русского языка не связывается напрямую с какими-либо определёнными диалектными объединениями древности. Наречия, как и входящие в их состав группы говоров, не являются непосредственным продолжением древних диалектов восточнославянских племён, так как ни одна из современных изоглосс не очерчивает территорий расселения словен, кривичей и вятичей в VIII — XII вв. Изоглоссы племенных диалектов перекрыты изоглоссами диалектов поздней формации. Основные ареалы диалектных явлений, характеризующие современные наречия и группы говоров, формировались в эпоху феодальной раздробленности в пределах наиболее устойчивых в своей истории феодальных княжеств в условиях их относительной разобщённости и географической удалённости севера и юга русских земель. В XIII — XIV вв. на территории, входящей теперь в область распространения современного русского языка, выделяются новгородский, псковский, ростово-суздальский, смоленско-полоцкий и южный акающий в среднем и нижнем течении Оки, в междуречье Оки и Сейма диалекты, формирующиеся языковые различия которых повлияли на последующий процесс образования наречий. Формирование основных очертаний наречий относят к периоду XIV — XVII вв.

    3.1. История образования наречий Образование севернорусского наречия

    Основой для формирования севернорусского наречия, по мнению Р. И. Аванесова, прежде всего был древненовгородский диалект XI — XV вв., процесс образования севернорусских групп говоров происходил в тот период, когда язык Новгорода уже потерял своё влияние, главным образом в XV — XVIII вв. в процессе взаимодействия с финно-угорскими диалектами, с носителями которых столкнулись новгородцы, осваивая восточные и северо-восточные территории. Севернорусские говоры сохранили древненовгородские черты и тенденции их развития, такие как недостаточное развитие категории парности согласных фонем, наличие гласных фрикативного образования, время его появления связывается с эпохой как позднего праславянского языка Ф. П. Филин, так и с VIII — IX вв. Г. А. Хабургаев или X — XI вв. Р. И. Аванесов, первоначальной территорией возникновения предположительно были бассейн Оки кроме низовьев и среднее Поднепровье. Другая яркая южнорусская черта — аканье — появилась, вероятно, в XII — XIII вв. на территории верхнего Сейма и бассейна Оки кроме низовьев.

    4. Области распространения наречий

    Говоры русского языка по территории размещения, времени и принципу образования и некоторым другим признакам делятся на две большие группы: говоры раннего или первичного формирования в центральных областях Европейской части России, где изначально складывался русский язык в основном до XV века и говоры позднего или вторичного формирования. Наречия русского языка складывались главным образом в пределах территории раннего формирования.

    4.1. Области распространения наречий Территория говоров раннего формирования

    Наречия на территории говоров раннего формирования определяются следующими границами:

    На юге северное наречие русского языка граничит со среднерусскими говорами, граница проходит от южного берега Ладожского озера на западе до впадения реки Ветлуги в Волгу на востоке; в северной и восточной частях граница севернорусского наречия совпадает с условной границей говоров раннего и позднего формирования, которая идёт ровной линией от Волги на север до нижнего течения Северной Двины, и далее от него на запад также ровной линией до берега Онежского озера. Северное наречие включает в себя восточную часть Ленинградской и северную часть Новгородской областей, полностью Вологодскую и Костромскую области, почти всю Ярославскую область кроме крайне южной части, север Нижегородской и юг Архангельской областей, а также незначительные территории северо-востока Тверской области и юга Карелии.

    Граница южного наречия русского языка со среднерусскими говорами проходит в северной части от Себежа на западе до среднего течения реки Вороны на востоке, далее, совпадая с условной границей говоров раннего и позднего формирования, ровной линией идёт на юго-запад до границы с Украиной, в южной и западной частях граница южного наречия почти полностью совпадает с государственной границей России с Белоруссией и Украиной. Южное наречие включает крайний юг Псковской и юго-запад Тверской областей, Смоленскую, Калужскую, Тульскую, Орловскую, Курскую, Белгородскую, Липецкую, Тамбовскую, Воронежскую области, а также Брянскую область за исключением её западной части, Рязанскую область без северо-восточной части и северо-запад Пензенской области.

    4.2. Области распространения наречий Территория говоров позднего формирования

    Говоры в Европейской части России на территориях позднего формирования размещаются в соответствии с территориальным распространением материнских говоров. Так, говоры, образованные на основе северного наречия, занимают прилегающие к этому наречию территории Русского Севера, Прикамье, северное и среднее Приуралье, а говоры образованные на основе южного наречия распространены в южных областях, на Дону, в нижнем Поволжье, на Северном Кавказе и т. д. В Сибири говоры не разделяются настолько чётко, как в Европейской части, но и там говоры севернорусского типа тяготеют к северным областям как правило, говоры старожилов, а говоры южнорусского типа сосредоточены в южных районах говоры новосёлов.

    5. Другие типы бинарного членения русского языка

    Кроме членения территории распространения русского языка в целом на наречия существуют и другие случаи бинарного попарного размещения сочетаний ареалов диалектных явлений: диалектные зоны и говоры центральной и периферийной территории. Такие типы членения в сравнении с разделением русского языка на северное и южное наречия не обладают соотносительностью и достаточным числом противопоставленных диалектных различий, относящихся ко всем уровням языка и реализующихся в неограниченном языковом материале.

    5.1. Другие типы бинарного членения русского языка Диалектные зоны

    Диалектные зоны всего выделяется 7 диалектных зон — достаточно определённые сочетания ареалов, отличающиеся по местоположению от тех ареалов, которыми выделяются наречия. Каждой диалектной зоне противопоставляется вся остальная территория распространения русского языка помимо этой зоны, то есть производится разделение территории русского языка в целом: на северо-западную диалектную зону и всю остальную территорию русского языка; на северо-восточную зону и всю остальную территорию и т. д. Такое разделение является дополнительным наряду с основным разделением на два наречия. В соответствии с этим диалектные зоны не входят в состав наречий, и ареалы зон по-разному пересекают как их территории, так и территории среднерусских говоров. Основные части ареалов северной, северо-западной и северо-восточной диалектных зон размещаются на территории северного наречия, а основные части ареалов южной, юго-западной и юго-восточной диалектных зон размещаются на территории южного наречия, западная зона в равной мере размещена на территориях обоих наречий. Диалектные зоны хоть и сходны с наречиями по составу языковых комплексов, но отличаются отсутствием соотносительности и чётких границ.

    5.2. Другие типы бинарного членения русского языка Говоры центра и периферии

    Выделение на территории распространения русского языка центральных говоров, чьи языковые явления совпадают с литературными, и периферийных говоров с диалектными явлениями является важным моментом для понимания истории формирования русских диалектов и возникновения литературного языка. Но при рассмотрении этих групп говоров как целостных диалектов в таком разделении территории русского языка в значительной степени выявляется условный характер, так как говоры центра не имеют сколько-нибудь чётких очертаний своей территории, а каждое противопоставляемое центральному периферийное явление имеет своеобразный характер распространения и никогда не охватывает всей территории периферии, то есть отсутствует внутреннее единство периферийных говоров. Таким образом, отношения говоров центра и периферии не имеют того характера соотносительности, какой существует между северным и южным наречием и они не могут рассматриваться с наречиями в одном ряду.

    6. Среднерусские говоры

    Северное и южное наречия локализуются в северной и южной частях территории распространения русского языка согласно определению территории наречия как области сочетаний ареалов диалектных явлений. Но так как особенностями распространения ареалов являются их неравномерность, различия по контурам и охвату территории, то совмещаются ареалы полностью только в определённой части языковых областей. Некоторые части ареалов выходят за границу полного совмещения, говоры этих окраинных частей ареалов в состав наречий не включаются. Таким образом наречия не охватывают полностью территории распространения русского языка, располагаясь в её более северной и южной частях соответственно, и не соседствуют между собой. Взаимопересечения окраинных ареалов на промежуточной территории рассматриваются как переходные между северным и южным наречием среднерусские говоры, представляющие особую величину в русской диалектологии.

    Небольшая часть диалектных черт наречий охватывает полностью территорию среднерусских говоров: севернорусские смычно-взрывное образование задненёбной звонкой фонемы) на западе; отсутствие j в интервокальном положении, явления ассимиляции и стяжения в возникающих при этом сочетаниях гласных на востоке. Также диалектные явления наречий образуют ареалы в виде различного размера островов. В целом северные среднерусские говоры тяготеют к северному наречию по наличию общих с ним диалектных черт, а южные среднерусские говоры, соответственно, к южному наречию, в центре увеличивается число разнодиалектных черт.

    Отсутствие охватывающих полностью территорию среднерусских говоров собственных языковых черт и небольшое число севернорусских и южнорусских черт на всей их территории не позволяет рассматривать эти говоры в одном ряду с наречиями, несмотря на большую занимаемую ими территорию, сопоставимую по размерам как с северным, так и с южным наречием.

    7. Диалектные единицы в составе наречий

    В соответствии с иерархической структурой диалектных объединений русского языка наречия как величины высшего ранга включают в свой состав величины рангом ниже — группы говоров в ряде случаев в их составе выделяют подгруппы говоров, которые в свою очередь состоят из наименьших диалектных величин, собственно говоров. Диалектные объединения внутри наречий русского языка не являются равноценными при сравнении их друг с другом. В состав наречий включаются основные группы говоров и межзональные говоры среди которых выделяются как группы говоров, так и говоры не образующие самостоятельных групп. Такое разделение групп говоров отражает определённые языковые тенденции к обособлению значительных частей территорий наречий и формированию переходных говоров между ними. Так в северном наречии определённо выделяются западная и восточная части, а в южном — западная, центральная и восточная, которые связываются друг с другом межзональными переходными говорами.

    К основным группам говоров относят те, ареалы которых размещаются внутри диалектных зон. Основные группы внутри одной диалектной зоны отчётливо противопоставляются группам внутри другой. Ладого-Тихвинская группа говоров на западе северного наречия противопоставляется Вологодской и Костромской группам на востоке. Западная, Верхне-Днепровская и Верхне-Деснинская группы говоров вместе на западе и отдельно Курско-Орловская группа в центре и Восточная Рязанская группа на востоке противопоставляются друг другу внутри южного наречия.

    К межзональным говорам относят те, которые размещаются на территории взаимоналожения окраинных частей ареалов противостоящих друг другу диалектных зон и основных групп говоров в пределах северного или южного наречий. Тем самым по межзональным говорам проходит условная граница между частями наречий, включающими в себя основные группы говоров. Межзональные говоры северного наречия размещаются между западной и восточной частями северного наречия. Межзональные говоры А южного наречия размещаются между западной и центральной частями южного наречия, а межзональные говоры Б южного наречия, между центральной и восточной частями южного наречия. На отдельных частях территории межзональных говоров по наличию определённо выраженных языковых комплексов выделяются самостоятельные группы говоров. Остальные говоры не образуют самостоятельных групп, так как объединяют в себе небольшое число в основном разнодиалектных черт. Так, в пределах северного наречия межзональные говоры включают как самостоятельную Онежскую группу говоров, так и лачские говоры, и белозерско-бежецкие говоры, не являющиеся самостоятельными группами. В пределах южного наречия межзональные говоры Б включают как Тульскую группу говоров, так и елецкие и оскольские говоры.

    К межзональным или переходным по принципу своего формирования можно отнести и такой крупный массив русских говоров как среднерусские говоры, с той лишь разницей, что в отличие от межзональных говоров внутри наречий, расположенных в пересечении ареалов диалектных зон и ареалов основных групп говоров, среднерусские располагаются на территории, на которую в разной степени заходят ареалы явлений диалектных зон и явлений северного и южного наречий.

    8. Состав языковых комплексов наречий

    Главным условием при включении в состав языкового комплекса того или иного наречия диалектной черты является её широкое распространение в пределах наречия. В состав каждого из наречий включаются как ареалы явлений, известных только на территории наречий, так и ареалы явлений, известных помимо этого также в среднерусских говорах как правило в какой-то из определённых частей среднерусских говоров. Языковые комплексы наречий включают в свой состав диалектные соответственные явления как двучленные, так и многочленные, связанные со всеми уровнями языка, охватывающие, как правило, все факты языка, различные по отношению их членов к литературному языку, различные по наличию или отсутствию в них структурных разновидностей. Они характеризуют говоры значительных по охвату территорий, учитывая только общие для них черты, не принимая во внимание местные особенности говоров. Так, характеризующее южное наречие наличие неразличения безударных гласных в общем виде, в реальности представлено в разных южнорусских говорах различными типами аканья и яканья.

    Особенностью языковых комплексов наречий является то, что диалектные явления, входящие в их состав, представляют собой целостные закономерности, реализующиеся в неограниченном языковом материале, в их числе такие важные для дифференциации русских диалектов явления, как система безударного вокализма и др.

    8.1. Состав языковых комплексов наречий Двучленные диалектные явления

    Языковые комплексы наречий русского языка противопоставляются двучленными соответственными явлениями, каждые из двух членов вариантов которых представлены одни в северном, другие в южном наречии. Языковые комплексы наречий обладают значительным числом фонетических, грамматических и лексических двучленных соответственных явлений, которые образуют противопоставление наречий как равных друг другу и соотносительных диалектных величин. Член соответственного явления, распространяясь на территории одного из наречий, исключается на территории противоположного наречия, где распространяется другой член этого соответственного явления. Так, в диалектном различии твёрдости и мягкости окончания -т глаголов 3-го лица настоящего времени ед. и мн. числа твёрдое окончание -т характеризует говоры северного наречия и отсутствует в южном, где распространено произношение мягкого -т’ в окончании глаголов. Взаимное замещение одного компонента языкового комплекса другим является важным признаком языковых комплексов, построенных на двучленных соответственных явлениях, так как на их основе каждое из наречий противостоит другому как определённая величина. В состав наречий включаются в том числе и такие двучленные соответственные явления, члены которых могут быть как собственно диалектными, так и совпадать с литературным языком. По качеству образования звонкой задненёбной фонемы ер’ал, напротив, с литературным языком совпадают говоры южнорусского наречия.

    Примеры фонетических, грамматических и лексических двучленных соответственных явлений, распространённые в наречиях варианты которых, противопоставлены друг другу:

    Фонетические диалектные черты:

    Грамматические диалектные черты:

    Лексические диалектные черты:

    8.2. Состав языковых комплексов наречий Многочленные диалектные явления

    Языковые комплексы наречий помимо двучленных включают также многочленные соответственные явления, в которых ареал одного из членов явления сочетается с ареалом северного или южного наречия. При этом члену явления, характеризующему наречие, противостоят два и более членов этого же явления, характерных не для всего противоположного наречия как в случае с двучленными явлениями, а только для диалектных зон или групп говоров, расположенных на территории этого противоположного наречия. При характеристике наречий используются только те члены многочленных соответственных явлений, которые по размерам ареала могут быть признаны связанными с тем или иным наречием. К таким явлениям относятся, в северном наречии: распространение слов — названий ягод, образованных с суффиксом -иц земл’аница, брусница и др. и т. д.; в южном наречии: распространение инфинитивов типа нес’т’, п лес’т’ в соответствии инфинитивам нести, плести и ит’ит’ — ид’ит’, а также инфинитивов типа печ’, сеч’, стереч’ у глаголов с основами на задненёбный согласный и т. д.

    8.3. Состав языковых комплексов наречий Диминутивное словообразование

    Одной из особенностей русской диалектной лексики, которая имеет ареальные различия в широте распространения, является диминутивное словообразование. По количеству слов с уменьшительными суффиксами средние показатели их частотности в данном случае существительных позволяют выделить три группы — северо-западную, северо-восточную и южнорусскую. Самые низкие показатели употребительности диминутивов отмечаются в южном наречии — 2.5 % в разных южнорусских говорах в среднем показатели частотности совпадают. Противопоставляемые по этому признаку говоры северной локализации, в которых диминутивы представлены чаще, характеризуются неодинаковым их распространением в различных говорах. Наибольшая представленность диминутивов наблюдается в северо-западных говорах: Новгородских и Ладого-Тихвинской группы, с показателями распространения — 10 %, в говорах Псковской группы — 9.4 %. В северо-восточных говорах наблюдается меньшее распространение слов с уменьшительными суффиксами, при этом показатели употребительности диминутивов уменьшаются в направлении на восток, например, в говорах Вологодской группы — от 6.8 % на западе до 4 % на востоке.

Поделиться или сохранить к себе:
История русского языка 📕